На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА ВОСЬМАЯ "Шутки" Заполярья ::: Литинский А. - Жития не святых ::: Литинский Александр Борисович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Литинский Александр Борисович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Литинский А. Б. Жития не святых : (о судьбах человеческих). – Харьков : Фолио, 2001. – 96 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 78 -

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

«Шутки» Заполярья

 

1. Вечная мерзлота

Вначале, когда я был на общих работах, то мы - зэки рыли (точнее долбили) котлованы - траншеи для «ленточного» фундамента. Эти траншеи, в дальнейшем, заполнялись бетонным раствором, который, затвердевая, служил фундаментом для стен надшахтных зданий. Глубина этих траншей определялась глубиной залегания слоя вечной мерзлоты и толщиной этого слоя. Если фундамент будет опираться на грунт, под которым находится мерзлота, то от нагревания здания мерзлота «поплывет» (растает), а в здании появятся трещины, и оно может разрушиться. Поэтому, траншеи рыли очень глубокие, чтобы пройти через слой мерзлоты до скального основания, на которое затем ляжет фундамент. Глубина траншеи 4-6 метров. Мы ломами и кирками долбили промерзшую землю, затем ее сгребали и ссыпали в ведра. Затем ведра тянули за веревку «на гора». Мы работали в любую погоду (кроме пурги). При морозе до минус 50° С, при сильном ветре, иногда под холодным дождем и снегом. Часто работали в котловинах, полных жидкой грязи или воды, которую вычерпывали ведрами (а она все время прибывала). А в бараке, где мы жили, внезапно «выперло» печь, подняв ее, вместе с трубой, вверх: печь стояла на грунте, под которым был слой вечной мерзлоты. При неоднократном нагревании печи мерзлота под ней оттаяла и окружающие ее слои мерзлоты выдавили ее вверх, а заодно с нею и печь.

2. Недостаток кислорода

Как известно, источником кислорода являются зеленые растения. В заполярной тундре они растут только летом, которое длится здесь всего два месяца. Июль и Август круглые сутки, непрерывно светит солнце. Но, в конце Августа уже иногда выпадает снежок и бывают заморозки. Затем все покрывается слоем снега, из-под которого только северные олени добывают себе корм: Ягель.

Помню, как 25 мая 1954 г. я в ватных брюках, в телогрейке, в бушлате и валенках утром вылез из барака наверх, через длинный туннель, прорытый в плотном снегу. Ярко светило солнце и его лучи, отражаясь от белого снега, слепили глаза. Безбрежный снег лежал вровень с крышами бараков.

Из-за отсутствия зеленой растительности резко ощущается недостаток кислорода в воздухе. Это усугубляется разреженностью воздуха. Особенно разреженным воздух был в Хальмер-ю, находившимся на возвышенной местности. Рядом высились горные вершины

 

- 79 -

Полярного Урала. Затем местность плавно понижалась по мере приближения к Карскому морю.

Многие зэки учащенно дышали, особенно при физической па боте. У большинства из них было повышенное артериальное давление (в том числе и у меня).

Сказывался и недостаток витаминов в пище. Было немало заболеваний цингой и пеллагрой. Я этого избежал, благодаря моей жене приславшей мне витамины.

Жена была верна и преданна мне: она еще во время свидания, в Харьковской тюрьме, на Холодной Горе, отказалась от развода со мной, когда я предложил ей оформить последний. Она носила мне передачи, присылала посылки в лагерь и приезжала ко мне в Хальмер-ю осенью 1954 г.! В отличие от «родственников», которые мне тогда в лагерь ничего не прислали, даже письма!

3. Пурга

Частые пурга и снегопады заносили бараки, так что из-под плотного ровного снега торчали только трубы. Чтобы попасть в барак, рыли узкий, длинный, наклонный туннель, по которому люди, сгорбившись, съезжали вниз, к дверям барака. Наверх надо было карабкаться на четвереньках, или согнувшись.

Во время сильной пурги ничего не было видно на расстоянии в 2,5-3 метра, особенно полярной ночью!

Лучи прожекторов не могли пробиться через плотную снежную мглу!

Однажды «мужик» Васильев во время свирепой пурги выкарабкался из барака наверх по малой нужде и не вернулся. Только через сутки, когда пурга прекратилась, его нашли обмороженным, с отмороженными руками и ногами. Он не мог найти вход в туннель и сидел, чтобы его не снесло ветром, обхватил руками трубу барака, торчавшую из под снега.

Во время пурги нас на работу не выводили, опасаясь побегов.

Зато, по воскресеньям нас выводили на работу, заявляя: «Выходные дни вам пурга даст!» И пурга «давала»: она продолжалась, по двое и по трое суток подряд!

4. Побеги

Территория строительства шахт №1 и №1-бис, была обнесена высоким забором с колючей проволокой и охранялась часовыми на вышках. Это - промышленная зона (промзона). Эта зона освещалась прожекторами. Однажды часовой увидел, что из-за угла строящегося здания кто-то прицелился в него из винтовки! Часовой мигом «свалился» с вышки и забил тревогу!

Моментально вся охрана была поднята «В ружье!»: ведь огнестрельное оружие в зоне - это ЧП! Начался повальный «шмон»:

 

- 80 -

«мусора» обыскали все здания, времянки, закоулки, котлованы, траншеи, ямы, спускались в шахты, обыскали там шахтный двор, квершлаг, все штреки и забои, на всех горизонтах «перешмонали» всех зэков. Искали винтовку и, наконец, нашли... деревянный макет винтовки, искусно изготовленный и покрашенный. Но это бьш лишь отвлекающий маневр. Как только в дальнем углу зоны закончился «шмон», произошло следующее: на шахтной железнодорожной ветке стоял порожняк из-под привезенного шахтного оборудования. Пока на остальной территории шел «шмон», умельцы, под шумок, в пустом вагоне соорудили двойную стену (заранее заготовленную). Между стенками спрятались два беглеца. Перед выездом порожняка из зоны на КПП «мусора» тщательно обыскали все вагоны, но ничего не нашли: беглецы благополучно выехали из зоны. Их нашли на одной из станций при загрузке вагонов, но мертвыми: они замерзли в пути.

Второй, дерзкий, побег совершили два «вора». Они, во время пурги, бежали из жилой зоны, через крышу вахты: охрана, сидевшая в теплом караульном помещении, буквально под ними, ничего не услышала! Только через трое суток, после того, как пурга стихла, в тундре, с помощью собак, нашли под снегом их окоченевшие трупы. Третий побег совершил Иван Мысанченко, осужденный Харьковским областным судом за бандитизм. Он и его напарник, во время пурги, удачно бежали через запретку и внешнее ограждение зоны.

Однако, в пути они не выдержали мороза и на железнодорожном участке между станциями Хальмер-ю и Сыр-Яга вышли к паровозу, обмороженными и сдались. За побег они оба получили дополнительные сроки до статье 58-14 УК РСФСР. Так что теперь стали «хфашистами».

Все другие побеги из Хальмер-ю также оканчивались печально!

Заполярье проделывает с людьми злые «шутки»! Но людям шутить, с собой, оно не позволяет!

А тем беглецам, которым удалось спастись от «шуток» Заполярья, грозило другое: их выдавали и ловили местные жители, получавшие за это премии от властей.

 

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru