На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Освобождение. Близко к "финишу" ::: Литинский А. - Жития не святых ::: Литинский Александр Борисович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Литинский Александр Борисович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Литинский А. Б. Жития не святых : (о судьбах человеческих). – Харьков : Фолио, 2001. – 96 с. : ил.

 << Предыдущий блок     
 
- 80 -

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Освобождение. Близко к «финишу»

 

1. Пересмотр моего дела

Благодаря хлопотам моей жены Раи, мое дело пересмотрено, и в 1954 г. мне снизили срок заключения с 25-ти лет до 10-ти лет.

 

- 81 -

2. Ивдельлаг. Освобождение

В июне 1955 г. по моей просьбе меня отправили на Урал, в Ивдельлаг: Ивдельский р-н, Свердловской области, совхоз Сама треста Спецлес. Там я работал по специальности: инженер-механик сельского хозяйства, с 31.07.55 г. до освобождения: 30.07.56 г.

Моему освобождению предшествовал приезд комиссии по пересмотру судебных дел. На комиссию, в числе некоторых других зэков, вызвали и меня. Это было после XX съезда КПСС. Меня освободили со снятием судимости и с восстановлением во всех гражданских правах. Сказали: «Теперь в анкетах имеете право писать «не судим». Забегая вперед, упомяну, что в дальнейшем, в 1964 г., моего сына Бориса - студента обвинили в том, что он скрыл судимость отца при поступлении в ВУЗ в 1963 г. (Вот вам и «не судим»).

Когда я освобождался из лагеря, зав. производством совхоза, агроном Рябов (сам бывший заключенный), предлагал мне остаться работать вольнонаемным. Но я возвратился в Харьков, к семье.

Перед моим освобождением мы фотографировались: см. лагерные фотографии.

3. Мой арест и поведение некоторых моих знакомых и родственников

Дворовенко Григорий Павлович - зам. директора института, где я работал, и Горенко Матвей Иванович - управляющий делами института. Они оба участвовали в моем аресте. После моего освобождения, каждый - оправдывался: «время было такое, я боялся, что меня самого арестуют!»

Ворона - секретарь партийного бюро института, после моего ареста представил в МГБ на меня отрицательную характеристику. После моего освобождения, очень неуклюже и неудачно оправдывался передо мною.

Синицын - сотрудник нашей кафедры - свидетель на моем суде: честно заявил, что я: «Никогда не агитировал его против Советской власти!» За это его очень строго отчитал председатель суда - ведь Синицына вызвали, как свидетеля обвинения.

М.Я. Литинский - мой двоюродный брат: «Я тебе завидую, ты везде побывал, много видел, воевал, был ранен, а я, кроме Урала и Алтая, ничего не видел!...» После моего ареста: «Что он там натворил?!»

Д.М. Затуловский - мой двоюродный брат, член партии, после моего освобождения: «Ты обобщал, а этого нельзя делать!»

К.М. Затуловская, его мать (сестра моей покойной мамы), после моего ареста обо мне: «Он проявил большую политическую безграмотность!» (1954 г.).

 

- 82 -

Христич - зав. кабинетом марксизма-ленинизма, при одноименной кафедре нашего института. Она же - член партбюро института.

Однажды она мне сказала: «Ты, Литинский - передовой, сознательный парень! Почему ты не вступаешь в партию? Или ты оставался на оккупированной немцами территории?» Я ответил: «Если бы я там оставался, то меня уже не было бы в живых!» Она - «не может быть! Ты совсем не похож!», последовали обычные «комплименты», характерные для людей такого сорта (я, после фронта, был в офицерской форме без погон). И конечно: «Меня тоже принимают за еврейку!» и т. д. Однако, о моем вступлении в партию, разговора уже не было - то было в разгар травли «безродных космополитов»...

После моего ареста, Христич на всех собраниях, заседаниях и в кулуарах кричала: «Как ловко ни маскировался этот подлый враг народа, все же его разоблачили! Они все - враги!» Мой арест 07.03.53 г. был по времени подогнан к делу «врачей - отравителей из Кремля», в основном, евреев!

После моего освобождения, Христич мне сказала: «Я не верила в Вашу виновность! Я всегда, всем говорила, что Вы честный советский человек, арестованы по ошибке и что Вас должны освободить!» Я же подумал (но промолчал): «Какой же Вы кристально-честный и принципиальный коммунист, «товарищ» Христич!!!»

Я узнал правду о всех моих знакомых и родственниках после моего освобождения. Мне подробно рассказывали мои друзья о поведении разных, в том числе выше названных людей, по отношению ко мне.

4. Реабилитация

Реабилитирован я был только через 34 г. после освобождения, а именно 4-го сентября 1990 г.!

Правда реабилитировали меня не посмертно: в 1990 г. мне исполнилось 76 лет! А теперь, когда я завершаю писать эти строки, мне исполнилось 85 лет.

5. На «финише» жизненного пути

Итак, повествование о моем жизненном пути, начатом 13 ноября 1914 г., я заканчиваю своим 85-ти летнем - 13 ноября 1999 г.: мне осталось пройти путь, гораздо меньший, чем пройденный мною, в прошлом!

Отметить эту дату (хотя и не круглую), собрались мои родные, друзья и знакомые: в мой адрес было сказано много задушевных, теплых и искренних слов. Я выступил с ответным словом.

6. Ответное слово: «И снова чертова дюжина!»

Я никогда не дружил с чертовщиною,

Вот уж, сравнялось семьдесят пять,

 

- 83 -

Десять прошло, но всегда с годовщиною

Чертовой дюжины не избежать!

 

Чертова дюжина, больно объятая,

Этот печальный почти юбилей,

Чертова дюжина, богом проклятая,

Связаны с ней суеверья людей:

 

У англичан счет домов начинается,

Как до двенадцатого дома дойдем,

Сразу четырнадцатый дом появляется:

Дома тринадцатого мы не найдем.

 

Если тринадцатого был день рождения,

То, с той поры как явился на свет,

И человека, со дня появления,

В жизни преследует множество бед:

 

Матери смерть и сиротство досрочное,

Голод, лишения, война, «Махноград»,

Куча болезней и мачеха склочная,

Юность и жизнь, превращенные в ад!

 

Снова война, фронтовые ранения,

Был в медсанбатах и в госпиталях.

Легких три раза болел воспалением,

Но, оказался, затем, на ногах.

 

И довелось побывать в заключении:

В сталинских тюрьмах страдал, в лагерях,

Но, несмотря на былые мучения,

Был на свободе, и опять на ногах.

 

А с переломом ноги в отделении

В гипсе три месяца я пролежал.

Но, невзирая на то приключение,

Все же в последствии на ноги стал.

 

«Вот неудачник, растяпа. Ведь надо же!»

Умники скажут, смотря свысока,

И ярлыки понавешают сразу же,

На неумеху и на чудака!

 

 

- 84 -

В жизни, однако, всегда так случалося,

Твердо я верил в счастливый исход:

Все в результате удачно кончалося,

Хоть попадал я в крутой оборот!

 

И если вдуматься, то разделял, ведь, я,

Общие судьбы миллионов людей.

Участи многих других избежал же я,

Жертв террора, войны, лагерей.

 

И вопреки суевериям дурацким, я,

Чертовой дюжины этой назло,

В том, что на свет появился тринадцатого,

Твердо уверен, что мне повезло:

 

И возвратился домой не калекою,

И не дистрофиком из лагерей,

Вот уже прожил большую часть века я,

И принимаю родных и друзей.

 

Вам дорогие, спасибо сердечное,

За Вашу дружбу, за искренность слов,

За отношение ко мне человеческое,

За теплоту доброту и любовь!

 

Начато: 1988 г.

Окончено: 13.11.99

г. Харьков.

 

 

 

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru