На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПОСЛЕСЛОВИЕ ::: Евстюничев А.П. - Наказание без преступления ::: Евстюничев Андрей Петрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Евстюничев Андрей Петрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Евстюничев А. П. Наказание без преступления. - [Сыктывкар] : "Мемориал", [1991]. - 288 с. : 1 л. карт.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 257 -

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

Система  Советских лагерей устроена на вынимании из индивидума всех жизненных сил, соков:

- на унижении, подавлении человека как личности;

- на устрашении, чтоб в дальнейшем жить, мыслить, творить только по идеям преподносимым нашими вождями;

- на раболепстве и слепом исполнении приказов, указаний;

- на моральном разложении и развращении личности, животном страхе и животной потребности;

- человеку вколачивалось в сознание, что всякая солидарность, товарищество, дружба не имеют смысла и не нужны если они противоречат указаниям партии. Не случайно дружба между отдельными лицами пресекалась. Чинились различные препятствия. В угол идей

 

- 258 -

торжества становилась не только недопущение объединений, сговоров, взглядов и партий,  а подавление в личности всякой мысли, кроме подсказываемой партией.

Партия думает за всех и за каждого в отдельности  вносить что-то свое совершенно не нужно, безрассудно и вредно. Непосредственно на каждом предприятии находятся представители партии - парткомы. Требуется только слепое повиновение и выполнение указаний свыше и жизнь будет хорошая, счастливая и радостная.

Партия и ее представители на разных высотах и постах сами не верили в партийные догмы, но слепо выполняли их. Знали, что им не верят, кроме отдельных ортодоксов, фанатиков, так как поверить просто невозможно, ибо жизнь, факты, подтверждают обратное.

Но как бы ни было бдительно в лагерях око оперуполномоченных чекистов, надзирателей, все же и дружили, общались, делились взглядами, идеями, учились.

Всем ужесточениям мы умудрялись противопоставить тысячи своих ухищрений. Выполняли только то, что нельзя не выполнить, и столько, сколько допускала "планка" невыполнения, неподчиненности.

Солидализируясь между собой, морально поддерживали друг друга. Вселяя надежду на выживание. Укрепляя морально дух, физическое состояние.                                  

Большинство политических заключенных ставило себе задачу выжить, не потерять человеческое существо, не запятнать себя уголовной грязью, вопреки всему не поддаться внушаемой морали, не снизойти до уровня уголовщины. Не давая застояться мысли, совершенствуя ее  читали книги, доставая их разными путями, учились разным ремеслам, играли в шахматы, участвовали в самодеятельности, устраивали диспуты /кроме политических/, делились знаниями искусства, этики и многое другое, стремясь остаться ЧЕЛОВЕКОМ.

Уходя из лагеря на свободу каждый уносил с собой страх возврата.

 

- 259 -

Осужденные по политическим мотивам заключенные разные.

Среди них есть действительно лица, не разделяющие взгляды, идеологию существующего строя и хотя не выставляют свое отношение напоказ, но и не очень прячут. Политические - это более культурные и интеллигентные. Своим поведением, характером, разговором, суждением на разные темы отличаются от остальной массы. К ним часто с уважением относятся уголовники и даже администрация вынуждены считаться с ними. Как правило, они не нарушают правил, установленных в лагере, выполняют работу добросовестно.

Стукачи доносят оперуполномоченному о связях и можно ожидать спровоцированное наказание и репрессии.

Основная масса из политических - совершенно безвинные или осужденные за вырвавшееся неосторожное слово в адрес местного начальства всех рангов, это рабочие, колхозники, интеллигенция, мелкие служащие и т.п. Люди далекие от политики, не разбирающиеся в ней и не понимающие за что же они были осуждены. Большинство из них, не допускали мысли, что советская власть, Боже упаси, сам вождь народов великий Сталин могли быть хотя бы в какой-то самой отдаленной степени причастны к репрессиям. Они уверены, что осудили их по недоразумению и виновные местные власти. А вот  если бы Сталин узнал - О! Он бы задал трепку тем, кто их осудил и, конечно бы освободил их. Эти люди письмо за письмом шлют Сталину, Ворошилову, Калинину в надежде на справедливость. И большинство их погибает, не дождавшись ответа.

Да, многие погибают именно из этой категории заключенных, так как они выполняют, как правило, самую тяжелую работу, не умеют воровать, а наоборот воруют у них даже самое необходимое, вплоть до пайки хлеба. Они по своей природе трудолюбивы, но питание не восполняет калории, затраченные в процессе труда.

Отрыв от домашнего очага, от родных, близких и любимых, воспоминания, переживания за судьбу и жизнь, неизвестность, что

 

- 260 -

с ними /переписка ограничена, строгая цензура тщательно вычеркивает любое подозрительное слово/ морально давит на психику заключенного, понижает его духовное состояние, падает настроение. Постепенно наступает отупление, безразличие. Недостаток питания приводит к истощению, дистрофии, пеллагре и к смерти.

Чем быстрей прибывший в лагерь усвоит все лагерные истины, быстрей адаптируется, установит личный контакт и заведет друзей, научится и освоит науку самовыживания - тем больше у заключенного шансов остаться в живых. Горе тому, кто остается в зоне в одиночестве. Ему не выжить, он обречен на смерть.

Душевное опустошение часто приводит к физическому. Человек перестает следить за собой, становится грязный, неряшливый, неразборчивый в еде. Голод толкает его на помойки и т.д.   Установившаяся дружба с одним или несколькими заключенными необходима и духовно и физически. Товарищи поддерживают морально, помогают и в бытовых вопросах и на работе, защищают от нападок и покушений других. Вместе больше шансов достать дополнительное питание, одежду, установить связь с домом. Помогут в случае заболевания. Большое значение, а порой и жизнь зависит от установления контактов с медицинскими работниками, которые могут и помогают в трудную минуту.

Подъем, извещающий звуком ударов по рельсе какой-либо железкой, подается в шесть утра. В восемь часов - развод-вывод на работу. Затем проверка. Всех оставшихся в зоне /обслуга лагеря, больные, следственные, находящиеся в карцере, отказчики/ выстраивают на площадке в строй и пересчитывают вновь, порой по несколько раз. Обед с 12 до 13 часов. Отбой в 21 час. Прием больных в медпункте ведется утром с подъема до развода с 6 до 8 часов и вечером с 18 до 21 часа. Зав. медпунктом имеет право освобождать от работы, направлять в свой стационар или в лазарет, выписать диетпаек в

 

- 261 -

пределах лимита. Каких-то лимитов, квот на количество освобожденных от работы не было, но администрация лагеря оперуполномоченный /кум/ в любое время могли устроить проверку тому или иному освобожденному от работы. Все зависело от авторитета медработника, его деловых качеств, контактов с врачами, могущими подтвердить его диагноз. И тем не менее "кум" мог спровоцировать фельдшера, врача, факты такие были неоднократно.

Нарядчиком, комендантом назначался доверенный администрации и кума, сотрудничающий с ней, уголовник. Лица, осужденные по политическим мотивам, на эти должности не допускалась. А вот медработники, бухгалтера, технический персонал в большинстве были из политических, ибо они честно и добросовестно выполняли порученное дело и не воровали, как уголовники, были грамотными людьми, так как малограмотная лагерная администрация и охрана не способны решать простые вопросы. В лагере вражды по национальным признакам не было, были все равны.

Верующие были в лагерях, но они не афишировали свои убеждения, так как это запрещалось. Свои чувства они держали тайно при себе, собирались небольшими группами и очень скрытно. Любые группировки как по вероисповеданию, так по другим причинам пресекались. Делалось все, чтоб разобщить, не допустить согласованности, группировки, подавить мышление человека.

Бытует и распространяется мнение, что в лагерях перевоспитывают. Чушь собачья. Никто перевоспитанием не занимается. Заключенный рассматривается как элемент живого механизма для выполнения различных видов работ и только работ, а не перевоспитания. Известно, что  перевоспитание - вещь чрезвычайно трудная, если вообще возможная.  Воспитывать и перевоспитывать может человек, обладающий многими знаниями вообще, разносторонне грамотный и в первую очередь обладающий от природы даром педагогики, психологии.          

 

- 262 -

Среди администрации лагерей таких педагогов нет. Есть насильники, притеснители - служащие МВД.

Кто вернет мне 10 лет жизни, кто вернет истрепанные нервы, переживания мои и моих родных, близких? Кто ответит за допущенный произвол? Кто ответит за попрание всех прав  человека? Нет ответа.

Почему не привлекаются к ответственности за умышленно сфабрикованные дела следователи, судьи?

Почему остаются безнаказанными лица, направляющие действия следователей и судов?

Почему не признается виновной в геноциде, репрессиях вся партия КПСС - руководящая и направляющая сила?

Кто создал тоталитарный режим в стране?

Кто бесправие, рабство ввел в закон?

Кто надругался над народами?

Кто даст ответ за миллионы истерзанных, расстрелянных, замученных в тюрьмах и лагерях?

Нельзя забывать об этом. Нужно вскрывать все «язык и гнойники»  прошлого, чтобы не допустить повторения в будущем.

Нельзя сегодня верить вчерашним руководителям партии, переодевшимся в тогу демократов.

Люди, будьте бдительны, не верьте оборотням. Берегите свою шею, чтоб на нее не надели новое ярмо.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru