На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
15. " С кем вы Владимир Осипов?.." ::: Хейфец М.Р. - Место и время ::: Хейфец Михаил Рувимович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Хейфец Михаил Рувимович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
 Хейфец М. Р. Избранное : в 3 т. / Харьков. правозащит. группа. - Харьков : Фолио, 2000. - (Новая историко-мемуарная серия)., Т. 1 : Место и время; Русское поле. - 271 с. : 14 л. ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 223 -

15. «С КЕМ ВЫ, ВЛАДИМИР ОСИПОВ?..»

По словам Владимира Николаевича, в первые годы новорож­денный журнал травился довольно свирепо.

Стартовый удар нанесло ГБ по человеку, стоявшему в стороне от редакционной работы и связанному с «Вече» лишь в силу боль­шой личной дружбы с его редактором, — по Адели Найденович.

Православная христианка, она в то же время была близка к са­мому влиятельному кругу тогдашней диссидентской Москвы — к кругу Петра Якира. Первоначально Якир принял осиповское изда­ние в штыки. Однако он скоро убедился, что Осипов — деятель, по­нимающий, что поет партию в общем хоре оппозиции (а хор требует единства от поющих, даже ценой ослабления яркости и самобытно­сти голосов поющих). После первого взрывчатого конфликта «Хро­ника текущих событий», главный орган советской оппозиции, дала вполне благожелательный анонс о появлении нового журнала. В мирном развитии отношений между «Хроникой» и «Вече» важную роль сыграла Адель Найденович. Возобновились угрозы, достаточ­но веско звучавшие для женщины, отбывшей несколько лег в конц-

 

- 224 -

лагере, но куда более ужасно поражавшие сердце ее старой матери. После очередной проработки: «Посадим вашу дочь, снова посадим!» — мать Адели скоропостижно умерла. Осипов называет ее первой жертвой «Вече». «Я сам заколотил ее гроб и первым выносил его», — рассказывает, и чувствуется, что придает этой смерти какое-то мис­тическое значение.

Потом на железной дороге в Сибири таинственно погиб (был заре­зан) курьер «Вече» из бывших зэков, молодой парень Анохин...

Но постепенно все как-то наладилось. Спокойствие (относитель­ное, конечно) наступило после того, как Осипов под воздействием Светланы Мельниковой рассорился с Аделью. «Мне уже начало ка­заться, что я неуязвим», — признался он как-то в минуту откровен­ности. И все-таки за ним явилось ГБ.

Почему?

...Об этом думают и на воле. Недавно в зону пришли слухи: быв­ший коллега Осипова по «Вече» Иванов-«Скуратов»* распустил слу­хи, что якобы Осипова посадили вовсе не за «Вече», а за некую его личную антисоветскую деятельность. Осипов ужасно кипятился по этому поводу, потрясая обвинительным заключением: две трети эпи­зодов в нем прямо связано с журналом (причем некоторые инкрими­нируемые Осипову материалы из числа анонимных, как признался мне редактор в гневе, принадлежат именно «Скуратову»). Но я вы­нужден здесь сознаться: мне тоже кажется, что фактическая правда в предположениях Иванова-«Скуратова» есть. Не только и не столько в «Вече» заключена причина ареста Осипова.

Примерно за год до появления гебистов в пожарке Иванов-«Скуратов» написал «Открытое письмо Владимиру Осипову» (так, впрочем, кажется, и не вышедшее за пределы редколлегии «Вече»), С кем Вы, Владимир Осипов, с нашим, русским государством или с его врагами? Время выбирать, время определиться, Владимир Осипов! Сильно изменился Иванов-«Скуратов» после второй отсидки в дурдоме. Отчаянный ницшеанец и террорист превратился в умудренно­го «государственника», в идеолога и «перо национал-большевизма».

— Он постоянно через мои связи собирал информацию о пере­становках в кремлевских кабинетах, — рассказывал Осипов с наив­ным смущением. — Усиливается влияние Суслова? Личные качества Кириленко? Кого назначат новым замзавом по пропаганде?

Естественно, когда человека всерьез волнуют личные качества Кириленко, его обязана раздражать личность Солженицына. Когда человек мечтает о возвышении, скажем, Полянского, его не устраи­вает бестактное требование освободить Буковского или Григоренко. Это само собой понятно.

 


* Любопытно, что псевдонимом Иванов избрал кличку палача, который не только про­клят народными русскими песнями, но известен в истории как палач очага русской вольности — Новгорода и убийца русского национального святого — митрополита Колычева.

 

- 225 -

Иванову-«Скуратову», видимо, казалось, что Осипова посади­ли, например, за открытое письмо к Шону Макбрайду, тогдашнему председателю «Эмнести интернейшнл», в котором редактор «Вече» просил «Эмнести» вмешаться в дело Игоря Огурцова, отправленно­го на психэкспертизу. Осипов опасался, что Огурцова переведут из лагеря в дурдом. Кстати, письмо это, действительно, инкриминиро­валось в суде — причем инкриминировалось не содержание (что ж тут антисоветского даже для советского суда — в призыве вступить­ся за человека, которого советская психэкспертиза все-таки призна­ла здоровым), а именно адресат. Я сам читал формулировку: «Письмо к руководителю антисоветской организации Шону Макбрайду»*. Возможно, Иванова-«Скуратова» раздражало и «Открытое письмо» Осипова к председателю Комитета за освобождение политзаклю­ченных США коммунистке Анджеле Дэвис (оно тоже упомянуто в «обвиниловке». По словам Осипова, он просил ее «использовать Ваше влияние для освобождения людей одного с Вами, марксистско­го образа мыслей» — назывались Григоренко и еще кто-то из то­гдашних «неоленинцев»). Действительно, что за дело «русскому пат­риоту» до Григоренко? С кем вы, Владимир Осипов, со своим родным советским государством, которое, правда, чуточку вас недо­понимает, или с его врагами?

Да, Иванов-«Скуратов» мог «грешить» на эти письма Осипова как на подлинную причину ареста главного редактора — это для него естественно. Но думается, что айсберг, о который раскололся корабль «Вече» и судьба Владимира Осипова, назывался иначе. Он назывался именем великого писателя и гражданина России в XX веке:

АЛЕКСАНДР ИСАЁВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН

 

 


* . Юмор ситуации, однако, в том, что пока Осипова держали в тюрьме, Шон Макбрайд получил в Москве Международную Ленинскую премию.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru