На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ТЮРЕМНЫЕ НРАВЫ (Воры. Их этика) ::: Марцинковский В.Ф. - Записки верующего ::: Марцинковский Владимир Филимонович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Марцинковский Владимир Филимонович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Марцинковский В. Ф. Записки верующего. - Новосибирск : Посох, 1994. - 271 с.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 158 -

ТЮРЕМНЫЕ НРАВЫ (ВОРЫ, ИХ ЭТИКА)

Тюрьма — это маленький мир. А мир, как море. При общем обзоре оно кажется красивым и величественным. Но зачерпните из этого моря стакан воды и подвергните его микроскопическому исследованию! Сколько вредных бацилл найдете вы в нем! В таком стакане и я имел возможность наблюдать всю неприглядную картину жизни в ее обнаженном виде.

Не забудьте, что это была уголовная тюрьма. Преступники, сидящие в ней, обычно не только не отучиваются от своего ремесла, но еще совершенствуются и теоретически и практически.

Здесь встречаются между собою воры всех видов — и те, которые, говоря на их жаргоне, работают «по-сухому», т. е. без пролития крови, и «мокрушники», т. е. не останавливающиеся при грабежах и перед убийствами; здесь и форточники — те, которые просовывают в форточку окна малыша для того, чтобы он открыл изнутри двери взрослому грабителю. Различаются еще «берданочники»: это начинающие воры, те, которые работают на вокзалах, утаскивая у зазевавшегося мужика «берданку», т. е. мешок с провизией.

Ремесло это имеет свою разработанную технику. При организованных кражах, например, выставляется на улицу караульный, который, видя приближающихся людей, говорит в качестве сигнала слово: «шесть». Это слово может создать такое впечатление, как будто поблизости производится какая-нибудь измерительная работа и т. п.

То и дело повторялись в тюрьме кражи. У моего соседа из запертой камеры исчезла корзина с пасхальными продуктами.

Раз, когда я шел в баню, и мы толпились у дверей, ожидая их открытия, у меня из кармана исчезли носки.

В другой раз кто-то похитил из моего пиджака, оставленного

 

- 159 -

в предбаннике, записную книжку, очевидно, приняв ее за бумажник. Жаль было лишиться адресов и заметок, которые там были, и я решил обратиться с просьбой их вернуть. У меня было тогда уже знакомство среди воров — некоторые из них получали у меня пищу, и потому не более, как через полчаса, книжка мне была возвращена — удержаны были лишь карандаш и зеркальце... за труды, так сказать.

В камерах шла карточная игра, однажды кончившаяся кровопролитием. Обитатель одной камеры вонзил кухонный нож в грудь своему партнеру за то, что тот не хотел платить проигрыша. Думали, что рана пришлась в сердце. Раненый был увезен в больницу в безнадежном состоянии. Но, ко всеобщему удивлению, он выжил. Картеж иногда сопровождался попойками. Откуда доставали Сводку — это большая тайна.

Однажды была похищена из канцелярии четверть денатурированного спирта.

По утрам во время прогулки арестанты собирались у наружных окон подвала — там помещались только что прибывшие из других тюрем: тут были люди из Орла, Ташкента, Самары. Происходила оживленная торговля в виде товарообмена: выменивались кушаки, шапки, верхняя одежда на хлеб.

Иногда буйная вольница оборванцев («шпана») устраивала и набеги — нападения на неопытных и беззащитных из вновь прибывших. Жертвой такого избиения оказался однажды крестьянин, у которого была с собой большая коврига хлеба. Его сбросили на пол и били пресловутыми железными ножками от кроватей, но он упорно держался за свой хлеб, легши на него животом. Так его и провезли за ноги до дверей. На его крик прибежал наконец надзиратель, — но виновники моментально скрыли всякие признаки своего участия в избиении. Многие безобразия делались не только от голода или от грубости, но и просто от скуки.

Вор, обычно, — натура очень деятельная, жаждущая применения энергии, изобретательности.

Мне рассказывали, что некоторые из них, «проработав» летом, на зиму сознательно стараются попасть в свой дом, т. е. в тюрьму, и даже умеют совершить для этого преступление соответственного  калибра, будучи хорошо знакомы с параграфами закона о наказаниях. Да и кто же примет к себе клейменого человека, если б он и  хотел стать на путь честного труда?

Воры помещались, главным образом, в верхних этажах. Они были между собою организованы, и среди них господствовали те, кто

 

- 160 -

пользовался авторитетом за свое уменье, ловкость.

Общим героем был некто Г., юноша очень способный и живой, вежливый, хорошо одетый, с кольцами на руках.

Часть верхнего коридора занимали несовершеннолетние. Воспитательная часть над ними была поручена нескольким политическим (тут были — С. Е. Трубецкой, Леонтьев, Анциферов, Щепкин и др.). Они учили подростков наукам, но, по их словам, авторитета среди них завоевать не могли. Таковым пользовался один из подростков А. Если пропадет что-либо, например, казенная вещь, — и вы хотите ее найти, то обратитесь к А. Он созовет все отделение — выстроит всех, начнет ругать и даже бить подозреваемых до тех пор, пока вещь не будет возвращена.

Начальство вообще считалось с авторитетом этих вожаков, обращаясь к ним, как к посредникам.

Однажды случилась дерзкая кража.

В одной из камер нижнего этажа помещался часовой мастер, тоже заключенный. Он отбывал наказание своим профессиональным трудом, починяя часы у служащих.

Однажды в воскресенье утром он отсутствовал из камеры. В ней оставался его сосед, который должен был стеречь вещи. Однако этот караульный обладал хорошим сном, а тюремный вор работал так тонко и деликатно, что не побеспокоил спящего: он открыл дверь и успел забрать 10 штук часов. Часовщик вернулся и, к ужасу своему, заметил пропажу. Среди вверенных ему часов некоторые принадлежали высшим чиновникам. Он вообще был искусный мастер (от фирмы Буре).

Начальник тюрьмы принял энергичные меры.

Был произведен тщательный обыск — но безрезультатно. Наконец, пришлось вызвать вожака Г. в кабинет начальника. На требование вернуть часы Г. цинично выругался: «Если вы, гражданин начальник, гарантируете полную безнаказанность за это дело, все часы будут вам возвращены через полчаса».

И что же? В обещанный срок украденные вещи были доставлены начальнику.

О поразительной ловкости воров рассказывал мне одну историю анархист М. Он сидел однажды в Петроградском сыскном отделении. В арестантской камере этого отделения было замечено подпиливание оконной решетки. Самой пилки никак не могли найти. Наконец, явился сам начальник сыскного отделения, знаменитый С. Он сразу подошел к одному из известных воров с вопросом о пиле. Тот, улыбаясь и фамильярно похлопывая по плечу

 

- 161 -

начальника, приветствует его и с полным спокойствием на лице утверждает, что пилы здесь ни у кого нет.

Приказывают всем снять и оставить всю одежду в камере, а затем выйти в соседнее помещение. Все поиски напрасны. «Иванов! — говорит озадаченный начальник, обращаясь к упомянутому главарю: — Где же пила?» — «Пила здесь! В этой комнате, — смеясь, говорит И.: — Ну, что вы мне дадите, если скажу, где она?»

— Даю слово, что ты будешь «выпущен, — расщедрился начальник в азарте.

— Она, пила-то, вон где, — сказал Иванов, поднимая воротник пальто у начальника... Все так и ахнули...

Оказывается, что Иванов при первых же словах, когда похлопывал начальника по плечу, подсунул ему за воротник миниатюрную, свернутую в кольцо тоненькую пилку.

Старик Михеич на прогулке рассказывал мне об одном воре следующее. «Тут сидит один уже лет двадцать с перерывами; прозвище ему Кот. Так вот этот Кот сегодня здорово пробрал одного молодого воришку, который украл «пайку» хлеба у своего соседа, когда тот ушел на работу в мастерскую.

«И не стыдно тебе, — говорит он, — у своего же товарища красть? И разве ж это работа?»

За нетоварищеские поступки вообще следует строгое и беспощадное взыскание.

Помню, привели раз партию новых арестантов. Они стояли у конторки, внизу, в ожидании распределения по камерам.

Вдруг, как коршуны, налетели сверху, гремя по железным лестницам, арестанты и стали жестоко избивать одного из новоприбывших железными ножками от кроватей.     Надзиратели еле вырвали его, и он, весь окровавленный, был отправлен в околоток.

Оказывается, он в прошлом выдал милиции кого-то из воров, и ему был вынесен товарищеский приговор о наказании, лишь только он появится на глаза.

Особенно они сердились на одного арестованного чекиста, убежденные, что он сидит с целью разведки. Его избили и даже сбросили с балкона второго этажа на асфальтовый пол. О. Георгий ночью перевязывал его, и он, по его собственной настойчивой просьбе, был отправлен из Москвы в Орел.

Чувство благодарности очень развито среди этих арестантов,

 

- 162 -

хотя выражают они его, конечно, на своем оригинальном языке.

Один из интеллигентов, поддерживавший вора остатками обеда, впоследствии, когда этот вор вышел на свободу, получил вдруг передачу — масло, творог и яйца и при этом записку: «Примите благодарность от трудов рук моих»...

Ясно было, что он очистил чей-то погреб, но пришлось передачу принять.

Как сказано было уже, мы почти лишены были созерцания природы.

Один из арестантов вздумал поймать голубя, доверчиво влетевшего в окно камеры. Соседи возмущенно кричали на него, вскоре и другие были охвачены гневом, грозя «проломить череп» дерзкому насильнику. Так нежные чувства к слабейшей твари уживались с невероятной грубостью и цинизмом в одних и тех же людях.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.

 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=9347

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен