На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА 7. ВСПОМНИЛОСЬ — ЛЕПЕСТКИ ПАМЯТИ ::: Гронский И.М. (автор - Гронская Л.А.) - Наброски по памяти: Воспоминания ::: Гронский (Федулов) Иван Михайлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Гронский (Федулов) Иван Михайлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Гронская Л. А. Наброски по памяти : Воспоминания / сост. С. И. Гронская.- М. : Флинта, 2004. –173 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 109 -

ГЛАВА 7. ВСПОМНИЛОСЬ — ЛЕПЕСТКИ ПАМЯТИ

 

Эти короткие эпизоды записаны мной за мамой, когда она почти ослепла и не могла ни читать, ни писать. Память ее все возвращалась и возвращалась к былому, дополняя все новыми и новыми подробностями, как бы уточняя уже написанное. Все эпизоды расположены в хронологическом порядке, а даты относятся к моменту воспоминаний - С.Г.

 

* * *

 

Однажды мы с папой были в Казани. Он зашел к ювелиру Нурову, с которым они дружили. Я увидела в витрине маленькую красивую кошечку — она мне очень понравилась, и я попросила папу купить мне ее для куклы. Папа не соглашался... Оказывается, она стоила 25 рублей и сделана была из горного хрусталя, матовая, будто пушистая, и глазки два изумруда.

 

* * *

 

Мама разделила все золотые вещи на нас трех сестер.

Была витая из четырех колечек золотая цепь, почти до колен, подарок папы.

...Ольга свою золотую цепочку и крест спрятала в спинку кровати, отвернула шарик и бросила туда, потом привернула. Это было, когда ходили по домам и отбирали золотые вещи. Тогда же мама не отдала мешочек муки, так и сказала — «Не дам, у меня маленькая девочка, она больна».

У меня был крестильный крест на золотой цепочке, сантиметров 5-6 с распятым Христом. Сделан из цветной эмали, голубое опаясание, лик хорошо, выразительно написан; продала, когда болел Игорь, я еще тогда была с Константином.

Дедушка подарил маме два заказных золотых литых простых браслета. Самодельный золотой литой браслет ломали в торгсине — не поверили, что литой.

Нитка топазов до пояса — круглые, ограненные.

 

- 110 -

Серебряная сумочка — величиной чуть больше ладони. Подарил Константин. Кольцо в кольцо, с висюльками, на вздержной цепочке, тоже серебряной. Продала за валенки для Вадима.

Были папины крупные золотые запонки, эмаль с анютиными глазками.

Бабушка Софья подарила мне свое обручальное толстое кольцо 94-й или 96-й пробы. Все это спустила в голодное время.

Папа купил маме брошь. Александрит окружен мелкими бриллиантами, по концам броши по меленькому александриту. При огне камни горят - бордо, а днем - зеленые.

Розовые кораллы бабы Паши остались у нас дома, а золотые застежки пошли на хлеб.

Баба Паша подарила Ольге свой браслет — перекрещенные два листа с крупным бриллиантом.

Из Финляндии папа привез большую перламутровую раковину.

Был серебряный портсигар — наследство от мамы. Константин выгравировал на нем день рождения Игоря.

9 ноября 1992 г.

 

* * *

 

Плетеной корзинке для рукоделия около ста лет, она подарена моей маме еще до замужества, когда она заканчивала медицинские курсы и работала в доме слепых. Были там ребята разного возраста — от 10 до 17 лет. Мама привязалась к ним - читала, беседовала с ними. Они плели разные корзины и что-то вроде блюда из какого-то корешка. И вот, когда мама уходила, кончив учебу, то ребята поднесли ей эту корзину собственной работы. Мама ею очень дорожила.

Большая шкатулка с муаровой обивкой для золотых и серебряных вещей была подарена маме ее отцом Иваном Мокровым. Шкатулка была куплена. В ней же мама хранила и топазовые бусы.

Серебряный (?) браслет с сердоликами подарен Эль-Регистаном. А история такова.

В начале 30-х годов был организован пробег автомашин через Кара-Кумы. Туда же ездил и сотрудник «Известий» поэт Эль-Регистан. Пробег был очень тяжелый, люди и машины вымотаны, но прошли путь с успехом. Было столкновение с басмачами. В конце концов они столкнулись с ханом Хорезма. Была схватка, взяли в плен семью хана, в которой была 15-летняя жена хана, носившая на руке этот браслет. Все это было взято как трофеи. Трофеи были распределены между участниками пробега. Эль-Регистан получил этот браслет и по возвращении в Москву принес его мне вместе с письмом, в котором описывал всю эту историю. Письмо было мною положено в архив Ивана Михайловича, а архив пропал...

3 июля 1993 г.

 

- 111 -

* * *

Вспомнила стихотворение из детства, его мне читала мама.

Ночью в колыбель младенца

Месяц луч свой заронил.

Отчего так светит месяц?

Робко он меня спросил.

«День-деньской устало солнце

И сказал ему Господь:

«Ляг, усни и за тобою

Все задремлет, все уснет».

И взмолилось солнце брату:

«Брат мой, месяц золотой,

Ты возьми фонарь и ночью

Обойди весь край земной.

Кто-то молится, кто плачет,

Кто мешает людям спать,

Все разведай, а поутру

Приходи и дай мне знать».

Солнце спит, а месяц ходит,

Сторожит земной покой,

Завтра рано-рано утром

Постучится брат меньшой.

Тук-тук-тук. Откроет двери.

«Солнце, встань, грачи летят,

Петухи давно пропели,

И к заутрене звонят».

Солнце встанет, солнце спросит:

«Что, голубчик, братец мой,

Как тебя Господь Бог носит?

Что ты бледен? Что с тобой?»

И начнет рассказ свой месяц.

Кто и как себя ведет,

Если ночь была спокойна,

Солнце весело взойдет.

Если нет, взойдет в тумане,

Ветер дунет, дождь пойдет.

В сад гулять не выйдет няня

И тебя не поведет».

 

- 112 -

И детям своим рассказывала его много-много раз. А потом нарисовала в альбом целую серию картинок к нему, где-то дома лежит.

 

* * *

 

... на могиле дедушки мама упала на колени и долго молилась... Похоронен в Елабуге при большом стечении людей. Достойно. Может быть, могила и сохранилась.

2 февраля 1995 г.

 

* * *

 

Из Голландии папе присылали и он привозил сам из Финляндии луковицы тюльпанов и гиацинтов. Выгонял очень крупные цветы. Еще помню, как он подкрашивал сирень — ставил ее в питательный и красящий раствор и придавал такой оттенок, какого никто в Гороховце не имел.

Папа выписывал много журналов: для Лены «Светлячок», для меня «Золотое детство», для Оли — журнал мод. Маме и себе — «Мир искусства», «Хозяйка», иллюстрированный журнал «Искра», «Отечественные записки», «Охотничий журнал», газету «Русское слово», что-то по цветоводству.

Мы получали приложение к «Светлячку». Из этого приложения папа вырезал, и склеил нам игрушечную усадьбу. Собачья будка была в ней сантиметровой величины. Куда бы папа ни ездил, отовсюду привозил какую-нибудь самоделку, а не игрушку.

У меня был ящичек, я разделила его на три комнаты, прорезала окна, видела как делал папа.

Был чудесный клей «Синдитикон», очень крепкий. Мама склеила статуэтку, у которой отбилась ручка.

Папа привез Оле из Финляндии обнаженную женскую фигурку, а мне деревянную ласточку, в размахе крылья примерно 20 см.

Богатое детство было - впечатлениями, занятиями, а вот своим детям не сумела дать...

5 февраля 1995 г.

 

* * *

 

С мамой плавали на Святой ключ, один раз без Лены, другой раз с ней. Плыли на пароходе из Осы до Казани, потом до Елабуги. Очень хорошо помню Святой ключ. Из Гороховца с папой плавали до Мурома.

12 февраля 1995г.

 

* * *

 

Это было в Осе. Мне было шесть лет, но я до сих пор помню это редчайшее явление в природе — в 1911 году наблюдала комету Галлея, ее

 

- 113 -

появление у нас бывает один раз в 75 лет.

В Осе, во время ледохода, мама брала меня с собой и мы, кажется, на дилижансе отправлялись на дамбу смотреть ледоход по Каме.

Папа был ярый картежник, часто пропадал в Осинском клубе.

14 марта 1993 г.

 

* * *

 

Однажды в Гороховце я колом разбила большое окно в аптеке — шалили, прыгали с мальчишками и я не рассчитала, думала, что промахнусь. Папа ни слова не сказал.

 

* * *

 

Папа с отличием закончил провизорские курсы в Казанском университете.

Он сам составлял рецепты мазей. Одна была очень хорошей от экземы. К сожалению, рецепт утерян, но составляющие помню. В нее входили — окись цинка, белая ртутная мазь, борная кислота в порошке, борецус в порошке, нафталан, ланолин, олеум прованс, ментол и еще что-то. Папа хотел, чтобы я продолжила его дело.

 

* * *

 

Когда мы с папой плыли куда-нибудь на пароходе, обязательно шли обедать, папе всегда подавали солянку с кусочками льда, а мне консоме - бульон с гренками.

 

* * *

 

Как-то мы с мамой шли по набережной Клязьмы, и вдруг из раскрытого окна большого каменного дома раздались звуки пианино, приятный голос запел:

Вот вспыхнуло утро, румянятся воды!

Над озером быстрая чайка летит.

Ей много простора, ей много свободы.

Луч солнца у чайки крыло серебрит.

Так девушка чудная чайкой прелестной

Над озером чудным (?) спокойно жила,

А в душу вошел к ней чужой, неизвестный,

Она ему сердце свое отдала.

Как чайке, охотник, шутя и играя,

Он юное сердце навеки разбил,

Навеки разбита вся жизнь молодая,

Нет веры, нет жизни, нет счастья, нет сил!

 

- 114 -

И стали мы с мамой звать этот дом — «Чайкин дом».

6 декабря 1994г.

 

* * *

 

В Гороховце на Крещение все шли на реку. Во льду был вырублен крест, и батюшка святил воду.

 

* * *

 

На Святки в Гороховце в гимназии устраивались маскарадные вечера. Под духовой оркестр были танцы. Оркестр обычно сидел в коридоре, а не в зале с танцующими... Все это ушло.

17 января 1993г.

 

* * *

 

Анна Антоновна несколько раз ходила к Ивану пешком из Долматово в Ярославль — это около 90 верст.

март 1994 г.

 

* * *

 

В Доме правительства было несколько фотографий большого формата 13x18,18x24, на которых Иван снят с Троцким. Лев Давидович в 1924 году приезжал в Коломну и участвовал в митинге на паровозостроительном заводе.

 

* * *

 

В 1928 году у нас гостила Анна Антоновна. Я оставила 9-месячного Вадима на нее и нашего детского врача Босика. Мы с Иваном уехали отдыхать.

11 июня 1995 г.

 

* * *

 

От деда Мокрова получила немало - его творческие способности передались мне. Я училась в АХРРовской студии, у В.Н.Бакшеева, работала художником-декоратором в музыкальном театре им.Станиславского и Немировича-Данченко.

6 февраля 1994 г.

 

* * *

 

Наевшись с мясом пирожков,

Уснул спокойно Пэ Рожков.

Так сочинил про себя Петр Рожков. Он приезжал к нам на дачу на Сходню. С Иваном всегда кто-нибудь приезжал.

 

- 115 -

Наша дача было против дома Радека. Дом в несколько комнат — кабинет, столовая, спальня и кухня. Потом одно лето жили в бухаринской даче. В 1929-30 году жили лето в Серебряном бору, Иван приезжал после совещаний, и все вместе вповалку они спали на сене.

3 апреля 1993 г.

 

* * *

 

Начинала работать в Союзфото раза три. Союзфото - первый адрес, не помню, потом оно располагалось на Никольской улице и в Музее изящных искусств. Как то фотовыставка выезжала в Парк культуры Горького. Это был день, посвященный фотолюбителям — давали консультации. На фотографии, что находится у Ирины, мы с Николаем Михайловичем Бирюковым.

 

* * *

 

Мой папа приезжал ко мне в Москву из Ленинграда, ездил с нами на дачу в Подсолнечное.

Он просил одеть Лоллика, купить ему кое-что из одежды. Я «да-да», а потом забыла. Никогда не могла себе этого простить. Лоллий погиб под Сталинградом. Ему было около 19 лет.

 

* * *

 

В котельной «Известий» бросали в топку уголь и чуть не бросили бомбу. Увидели ее только в последний момент. Сообщили Тройскому, он сообщил Ягоде.

27 октября 1986 г.

 

* * *

 

Однажды Иван Михайлович Москвин говорит Тройскому:

— Иван Михайлович, за что вы на меня обиделись? — Да не обиделся, с чего вы взяли?

— Ну, как же, а почему же меня вчера к себе не позвали, когда у вас гости были?

— Не было гостей. Лидия была одна в доме и чего-то побоялась, везде включила свет.

 

* * *

 

Борис Григорьевич Чухновский после спасения экипажа итальянского дирижабля «Нобиле» был очень популярен, но оставался скромным, стеснительным, как девушка, до конца жизни. Много летал на севере. Однажды привез и подарил Ивану шкуру белого медведя. Эта шкура была в Доме правительства, потом в Любиме. Долго ее

 

- 116 -

сохранить не удалось, так как она не была выделана.

март 1987 г.

 

* * *

 

Светлана слушала пластинку с романсами в исполнении Тамары Церетели, а мне вспомнилось:

Был юбилей «Известий» в Большом театре, какой не помню. Выступали артисты, должна была петь Тамара Церетели. В ложу к Ивану пришла директор театра Малиновская и сказала, что Церетели выступать не будет: «На сцене Большого театра цыгане еще не пели».

Великолепное контральто Тамары Церетели, манера исполнения, трактовка песен и романсов была горячо принята московской публикой. Она пела в Малом зале консерватории, ее сравнивали с «божественной» Варей Паниной. Иван знал, что она несла высокое искусство. Сказал: «Тамара будет петь». Произошла словесная стычка. Церетели пела.

Иван слышал Плевицкую, Вяльцеву, Панину, Раисову.

4 июля 1992 г.

 

* * *

 

Понедельник. Жарко. + 29° в тени. Сидим в кухне, обедаем. По небу ходят пуховые облака с поддонами, какие люблю. Вдруг брызнул дождь. Озорничает Илья!

И, темня у тополей вершины,

На передней туче, вижу я,

Восседает, засучив штанины,

Свесив ноги босые, Илья...

Это Павел Васильев!

У меня был нарисован Илья, сидящий по пояс в облаках, вот так оттопырены пальцы. Демьян Бедный увидел и попросил себе эту картинку.

31 августа 1992 г.

 

* * *

 

В Доме Правительства висел вышитый мной холст с Ванькой и Танькой по Билибину. Исаак Бродский увидел, попросил: «Лидия Александровна, можно мне это взять?» Я, было, смутилась, но мне было приятно, что Бродский оценил кустарное мастерство. Известный сюжет у плетня, он так или иначе жил в нашем доме был вышит аппликацией или нарисован на доске.

 

- 117 -

* * *

 

К Валериану Владимировичу Куйбышеву я очень хорошо относилась, почти как к Замкову Алексею Андреевичу.

4 декабря 1994 г.

 

* * *

 

Однажды на вечеринке в Доме правительства я и Андрей Белый плясали русского.

Воблый обещал мне подарить скрипку.

 

* * *

 

Кто-то сказал Ивану, что Анна Ильинична Толстая очень нуждается и намеревается петь в ресторане, чтобы заработать на жизнь. Ей выделили академический паек.

 

* * *

 

В Доме Правительства на 11-м этаже на нашем большом балконе, к большим праздникам — 1 Мая и Октябрю ставили огромный портрет Сталина. Клишин, наш лифтер, говорил, что за этот портрет было заплачено 500 рублей.

11 июня 1990 г.

 

* * *

 

Дежурные по подъезду - Клишин, душа-человек, хороший, лет 35, и Толстов — очень неприятный человек. Наверняка, они были работниками НКВД. Толстов вытащил Вадима из фонтана, куда тот упал вместе с велосипедом. Спас. Вытащил за шиворот. Глубина была хорошая, шапочка плавала.

 

* * *

 

Как-то идем с Ирой через мост, она показывает на портрет Сталина на нашем балконе и говорит: «Папа». За нами шел мужчина, услышал и говорил — «Хорошего себе папу выбрала». Отец тоже носил усы, потому она и ошиблась.

11 июля 1990 г.

 

* * *

 

Павел работал допоздна, утром спал долго. Елена сидела со мной. Ира бегала по квартире. Нашла насос от велосипеда, на котором Игорь ездил на Сходню. Ира зашла в библиотеку, а на кушетке спал Павел. Размахивала насосом и попала Павлу по голове. Он вскочил, спросонья ничего не понял, рассердился. Увидел улыбающуюся Иру. Заулыбался

 

- 118 -

сам, смягчился, все было кончено мирно. Ира говорит, что это был не Павел, а Куйбышев... Может, я и ошиблась.

 

* * *

 

Я безумно любила Иру и никуда от нее не отлучалась. Иван пошел на встречу Нового года к Вере Руфовне, жене Демьяна Бедного. Я села красить Ирочкину кровать голубой краской. Вдруг Иван возвращается и говорит: «Вера Руфовна отослала меня за тобой. Идем вместе». Я быстро оделась и мы пошли. В этом же доме, в соседнем подъезде(?). Была только семья. С новой женой Демьян жил в особняке. Как-то видела ее — кожаное пальто, шлем летный и из-под него — белые локоны. Зачем она ему нужна была? Семью разбил.

 

* * *

 

Исаак Бродский подарил Ивану рисунок-портрет Ворошилова, который печатался в «Известиях» к юбилею Клима Ворошилова. Портрет отдали в окантовку. К сожалению, «мастера» отрезали подпись автора, она не умещалась у них в рамку. Полоску с подписью вернули вместе с окантованным портретом. А портрет я, наверное, в войну продала в Ярославский художественный музей. Дома в альбоме хранится только автограф И.И.Бродского.

После ареста Ивана пришлось продать картины, их было довольно много. Морские пейзажи крымского берега старого мастера, кажется, Богаевского. Японские гравюры Хокусая - привезенные и подаренные Б.Пильняком. Пришлось продать овальную картину мастерской В.С.Сварога. Говорили, что он ее выкупил. Радимовскую «Избушку ведьмы в Абрамцево», карандашный рисунок И.Бродского «Ленин в Смольном», этюд В.Бакшеева «Окно». Все это продала в Ярославский музей, когда осталась одна без Ивана.

1 сентября 1992 г.

 

* * *

 

Иван уже был арестован. Заболел Вадим. Я позвонила Алексею Андреевичу Замкову. Он сказал — приезжай. Я приехала. Мухина и Замков жили в то время в особняке у Красных ворот, на его месте сейчас стоит высотное здание. Вошла, на глазах, конечно, появились слезы.

— Алексей Андреевич, вы знаете, Иван взят.

— Я знаю. И тебя не минула чаша сия.

Потом мы говорили о Вадиме. Он дал ампулы с гравиданом. Я спросила: «Их надо колоть? «Нет, будешь давать по...», в точности не помню. Был очень человечный. У нас в доме был своим человеком, приходил запросто. С его женой Верой Игнатьевной Мухиной не было столь теплых отно-

 

- 119 -

шений, да и, кажется, она несколько ревновала Алексея Андреевича.

7 марша 1992 г.

 

* * *

 

Когда арестовали Ивана, и меня выселяли из квартиры, пришлось уйти из театра, где я счастливо работала. Старик-маляр, работавший раньше с Коровиным, переживал за меня. Подошел, обнял и вручил коробку с красками — стеклянные чашечки с гуашью. У него просили эти краски продать, но он никому не отдавал. К сожалению, его фамилию я не помню, но знаю, что он готовил холсты.

6 февраля 1994г.

 

* * *

 

Получила открытку от Ивана с этапа, чтобы прислала теплую куртку и белье. Это в мае-июне 1939 года. Собрала посылку, вшила подкладку в пальто, послала. Месяца через два или позже, посылка пришла обратно. Посылала на Воркуту свои рисунки, контурные портреты детей, он ничего не получил.

конец апреля 1990 г.

 

* * *

 

Вещий сон об Иване, а накануне и не думала о нем.

Вижу, будто стою на берегу широкой-широкой реки, а по реке идут льдины, выплывают одна из-под другой. И на одной льдине, которая вынырнула из-под воды, стоят две мужские фигуры с шестами. Один — Иван, другого не знаю. И вдруг льдина разбивается и тонет. И выходит на мою сторону, только далеко-далеко, с шестом Иван, а второй утонул. Вечером с теткой Ариной встретилась, рассказала. Она говорит: вещий сон - выйдет Иван, только далеко-далеко.

Вот Иван и плыл 15 лет.

19 мая 1993 г.

 

* * *

 

В Любим во время войны из блокадного Ленинграда привезли детей, жили в интернате. Проработала я в нем больше года. Тяжелое время, бедные дети, что они перенесли! Они не только оголодали, одичали, некоторые после всего пережитого — мочились. На воскресенье забирала к себе мальчонку и девочку.

В Любиме впервые увидела северное сияние, пошла разбудила Татьяну Павловну Непран, она позвала всю старшую группу детского дома.

 

* * *

 

- 120 -

Работала в госпитале санитаркой. Однажды раненый из одной палаты подзывает: «Вот возьмешь три тарелки супа, я спрятал под кроватью». Я несу, а другой раненый просит — «Дай», а сам уже свою тарелку съел. Я говорю: «Мне сыну. Ты уже съел». И отнесла детям.

В конторе паек был 400 граммов хлеба, а в госпитале, кроме пайка, я могла пользоваться остатками еды раненых.

Бывало, налью кипятку, хлеба накрошу, посолю и хлебаю.

1 мая 1995 г.

 

* * *

 

Был однажды случай, когда я хотела перелезть через загородку за хлебом — украсть. Бог уберег! Кошмар.

Госпиталь уезжал в другое место. Начальник Курочкин звал работать с госпиталем дальше. Он ценил мою работу санитарки - в трудовой книжке есть благодарность.

 

* * *

 

Однажды пришла на дежурство со Светланой, ей года не было. А ребенка куда деть? «Отдай дежурной». Взял какой-то раненый - «У меня дома дочка такая же». Положил рядом с собой на подушку, накормил пряником.

Тогда же в госпитале сшила Светлане одеяльце с аппликацией - двумя гусенятами около тарелки. Кто-то увидел — удивился, что так красиво можно сделать.

 

* * *

 

Медсестра Аня как-то говорит мне: «Пойдемте, я наберу шприц». Я не поняла — зачем я нужна? «Там в двери стоит цыганка с ребенком на руках». Оказывается, в этой палате умерла цыганка, и у медсестры появились галлюцинации.

 

* * *

 

Это было в детском саду, в ясельной группе. Пришла со Светланой, она маленькая, в пеленках еще была. Отдала уборщице, она положила к печке около бака с водой, чтобы потеплее было. Девчонка стала брать воду и ошпарила. Облила лобик и глазки, два дня мазала маслом — постного масла мне дали тут же в кухне. Уже у большенькой, года в три, разошлись глазки, стала немного косить, потом прошло.

 

* * *

 

Во время войны. Кормиться было нечем. Хорошо, что меня на работу на лесоразработки взял Борисов. Сильно поддержал, так бы не выжили.

 

- 121 -

Работала лето, осень, до зимы. Борисов выписывал распиленный мною лес на своего сына и на себя, а деньги давал мне. Пришлось пойти на это потому, что я была жена арестованного.

 

* * *

 

Любим — маленький городок, работать негде. Однажды Соболев-мельник на Некрасихе позвал: «Масло выбираю, приходи, а взамен — сдашь грибы». Я обрадовалась. Светлане полгода, взяла ее на перевязку, крепкую - солдатскую, повесила спереди. Пришла. «Грибов надо много, что ж ты с ребенком пришла? Ну, что ж делать! Бери все грибы - пойдут на солонину. Есть хочешь? Поди, нарой картошки, свари или поджарь». Я пошла в поле, открыла дерн, первая пахота, а там лежат рядком, как поросята штук 5-6». Поела и пошла в лес. Я в фуфайке с большой корзиной, за спиной боковуша. Взошла на горку, посмотрела вниз — желтенькие, желтенькие — лисички, сухие грузди. Светлану положила на фуфайку, простынку привязала к ветке, чтобы не потерять. Стала набирать гриб за грибом. Много собрала, хорошо. Ночевала в ночевочной, там еще старик с мальчиком был. Еще набрала рано утром. Дал три литра масла. «А это на девчонку!» и пол-литра масла дал еще, на Светлану. Это было осенью 1943 года.

5 августа 1994г.

 

* * *

 

В Актасе, до возвращения Ивана, подошел работник НКВД.

— Вы больше не будете работать, я вас увольняю.

— Никуда я не уйду.

— Что это вы так уверены?

— Я не занимаюсь никакими секретными делами, - отстаивала я себя. Станислава Яновна позвала работать управдомом, и я перешла к ней.

 

* * *

 

Лидии относился к Тройскому хорошо, с уважением. С Леоновым всегда было как-то непросто.

По приезде из Актаса Иван хотел наладить старые связи, хотел дать знать людям, что он жив. Приехал! Здесь! Относились к этому по-разному. Это после стольких-то испытаний!

8 января 1995 г.

 

* * *

 

Ольга, как папа, была увлекающейся натурой. Ей было уже 60 лет, она была влюблена, как в юности. Переживала свою последнюю любовь до слез. Это ее строки:

 

- 122 -

Под легкий стук мотора

Летим мы вглядываясь во тьму...

Который же мне, который?

Семнадцатый? Нет, не пойму.

Нежною пылью река обдает нас.

И мчимся, и мчимся во мглу...

Влажно лицо. Что это - слезы?

Ах, я опять не пойму.

 

* * *

 

Плохо себя чувствую, вышла к обеду, вспомнила сон или явь, увиденный примерно месяц назад. Очень хорошо видела фотографию дедушки Ивана Мокрова.

Поклялась бы, что видела ее перед собой, а не во сне. Фотография коричневых тонов, размером с книжку, и мамину фотографию, где она в крестьянском платье с подругой. Лицо мамы повернуто... Я долго горячо молилась, просила прощения у мамы, просила дедушку, чтобы он сказал маме, чтобы она простила меня... Вдруг увидела, что дедушка улыбнулся мне, а мама на фотографии повернула голову в мою сторону, - не движение увидела, а положение головы.

В каждом чувстве сердца

Ты живешь незримым

Тайным бытием,

И горит повсюду

На делах моих

Свет твоих советов

Просьб и ласк твоих.

19 июля 1992 г.

 

* * *

 

Сейчас Светлана прочитала статью Коновалова об Иване в «Народной газете» за 5 ноября 1994 г. «Редактор Тройский». Как немного написано. Такая длинная жизнь...

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.