На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Неопубликованные воспоминания о ГУЛАГе :: тексты
Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Неопубликованные материалы

 

Мой дядя Черных Алексей Сергеевич

Лебедева Нина Евгеньевна

Я нашла сведения о репрессированном родственнике на сайте Сахаровского центра, затем имела беседу о Черныхе А.С. с сотрудницей центра. Она и попросила меня написать, что я помню о своем благоприобретенном дядюшке. 

Сначала немного о себе. Я Лебедева Нина Евгеньевна, коренная москвичка, 1932 года рождения, кандидат биологических наук, 35 лет проработала в МГУ. Я племянница жены Алексея Сергеевича Черныха – Голубович Екатерины Ивановны (1901-1979). После ареста Алексея Сергеевича тётя практически ничего не говорила о нём, так было принято в те времена в отношении тех, кого арестовали (как тогда говорили, «посадили»). И мы, дети, принимали эти правила игры. Нам ничего не объясняли, просто как то мы понимали, что об ЭТОМ говорить нельзя. При нас тоже никаких разговоров не вели. Что я помню – это воспоминания семилетней девочки. Позднее я А.С. уже не видела. Но несмотря на контакты нечастые и урывками, а может быть, именно благодаря этому у меня в памяти до сих пор сохранился облик прекрасного человека, обаяние личности которого я помню до сих пор. Я помню его поступки и поведение, смысл которых стал мне понятен много позже. И теперь по прошествии многих-многих лет мне кажется, что этот интеллигентнейший по сути человек повлиял на формирование и моей личности.

Немного – о происхождении Черныха. Он родился в Сибири. В тех местах в начале ХХ века отбывала царскую ссылку супружеская чета революционеров из Азербайджана. По окончании ссылки они предложили многодетной матери А.С. отдать понравившегося им Алёшу на воспитание. Та согласилась. Так Алёша попал в Азербайджан, там вступил в ВКП (б), и началась его трудовая жизнь.

Жену свою (мою тётю) А.С. очень любил, по крайней мере, после его ареста осталась пачка очень нежных писем к Екатерине Ивановне. Невероятно деликатным был А.С. в семье. Когда я гостила у них на Малом Власьевском и, вероятно, надоедала бездетной паре создаваемым мной шумом и беспорядком, А.С. никогда не делал мне замечаний. Однако через некоторое время говорил жене: «Катюша, спроси Ниночку, не хочет ли она на машине покататься?» И в конце прогулки на машине меня, довольную, уже везли к себе домой.

Алексей Сергеевич жил с тёщей (моей бабушкой) и иногда вечерами с ней «играть изволил в дурачки». Бабушка была очень довольна, так как игра всегда оканчивалась вничью, и в этом было мастерство и заслуга А.С., о чём бабушка, конечно, не подозревала. Заходил А.С. в гости и к моим родителям. А жили мы у Красных ворот на Новобасманной улице. Квартира была коммунальная, всего 13 семей с одной кухней и туалетом на всех, но никогда я не чувствовала брезгливости или какого-либонедовольства при посещении нашего дома. А ведь достаточно было сравнить наше жилище с местами, где жил А.С. за рубежом, да и с его квартирой на Арбате...

У А.С. был, на мой взгляд, безупречный вкус, о чём я могу судить по изящно обставленной квартире на Арбате, подборе большой библиотеки (которой я пользовалась потом долгие годы), картинам. Запомнилась мне сомовская « Дама в голубом» (копия, конечно). Это всё свидетельствует (как и должности, занимаемые А.С.) о многогранности и разнообразии интересов А.С. Вкус его проявился и в изящных подарках, привозимым мне и моим родителям во время отпуска из Ирана. У нас в семье курили. Мне, конечно, очень хотелось подражать старшим. И вот в один из отпусков А.С. привёз мне шоколадки, сделанные в виде папиросы. Я брала их в зубы и «курила» вместе со взрослыми. Я смею думать, что изящные и необычные вещицы также повлияли на формирование и моего вкуса. Кстати, я никогда не слышала дома о цене этих подарков. Обсуждали только их красоту или качество и удобство.

В 1939 г. А.С. Черныха отозвали из Ирана. Он вернулся на Родину и слёг в Кремлёвку с печёночным приступом. (Печень у него была нездорова с конца 1920-х годов, в это время он и познакомился с моей тётей в вагоне поезда по дороге на лечение в Ессентуки.) Из больницы его и забрали. Дома в трехкомнатной кооперативной квартире был обыск. Опечатали его кабинет. Взяли ли что-нибудь, я не знаю. Дома был беспорядок, и вскоре в кабинет А.С. вселили жену репрессированного с дочкой. Никого в семье больше не арестовали. Это был 1940 год, а в 1941-м началась война и жизнь у ВСЕХ круто изменилась.

К сожалению, это всё, что я смогла вспомнить из «сердца горестных замет»…

Мир праху Алексея Сергеевича Черныха! И спасибо сотрудникам Сахаровского центра. Теперь благодаря этой анкете в электронной базе данных «Мартиролог расстрелянных в Москве и Московской области» я знаю, где покоится его прах.

 

* * *

Я отыскала домашние любительские снимки Алексея Сергеевича. 

А.С. Черных с женой: Екатериной Ивановной Голубович, моей тётей.

А.С. Черных до ареста (глаза совсем другие по сравнению с публикуемой Вами фотографией из «ДЕЛА»).

 

С глубоким уважением,

Лебедева Нина Евгеньевна 

16 июня 2014 г.

 

 

 

 
 
Неопубликованные материалы
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru