На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Неопубликованные воспоминания о ГУЛАГе :: тексты
Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Неопубликованные материалы

 

Воспоминания о Юлии Густавовиче Грюнберге и его жене, узнице Алжира, Валентине Николаевне Грюнберг

Грюнберг-Иванникова В.К.

Валентина Николаевна Грюнберг

Мама Валентины Агния Михайловна рано лишилась родителей и воспитывалась в Иркутске в семье брата вместе с двумя старшими сестрами. Сразу после окончания гимназии она вышла замуж за учителя, который был намного старше ее. Вскоре она родила первую дочь Валентину, чем вызвала необычайное неодобрение супруга, желавшего иметь сына-наследника. Он невзлюбил свою дочь и заметно охладел к юной жене. А когда в 1900 году родилась сестра Валентины Капитолина, он вообще не захотел ее увидеть. Через месяц после рождения второй дочери отец скончался от сердечной недостаточности. И молодая вдова в возрасте 19 лет осталась с двумя младенцами на руках. В это трудное время ее поддержал свекор, сельский священник отец Павел. В 1913 году Агния Михайловна переехала в Читу с двумя девочками, которые учились в гимназии. 

После окончания гимназии в 1917 году Валечка вышла замуж за преподавателя по фамилии Селюк. Их семейная жизнь не сложилась, так как у него на стороне была продолжительная связь с учительницей французского языка. Вскоре мужа Валечки нашли ночью раздавленного поездом на железнодорожных путях. Причина его гибели так и не была установлена.
Валечка осталась одна с сыном Гавриком, начала учительствовать. Так прошло несколько лет, пока в ее жизнь совершенно случайно вошел Юлий Густавович Грюнберг. Однажды на улице она встретилась с бывшей подругой по гимназии. "Как поживаешь, Куликова? - спросила она у Валентины. "Похвастаться нечем, еще жизни не видела, а уже вдова с четырехлетним сыном", - ответила Валечка. Подруга предложила Валечке познакомиться с приятелем своего мужа. Так состоялось знакомство моих дедушки и бабушки. Сначала Юлий не очень понравился Валечке, бородатый, 38 лет....Но в течении первого вечера знакомства Юлиус очаровал ее своей интеллигентностью, утонченной и в то же время простой воспитанностью, умением вести интересный разговор, неназойливо ухаживать. И наша Валечка влюбилась в него... Они поженились в Чите 6 апреля 1922 года. Юлиус оказался замечательным мужем и хорошим отцом. Он усыновил Гаврика, дав ему свое отчество и фамилию.

Прожив в Чите около трех лет и занимая ответственные хозяйственные должности, Юлиус получает назначение в Китай в качестве зам. Уполномоченного торгпредства по Северной Манчжурии. В Харбине в 1923 году Валентина родила дочь Елену, это была моя мама. В 1929 году семья Ю.Г. Грюнберг переехала в Токио, где муж Валентины Николаевны работал заведующим импортным отделом торгпредства в Японии. Руководство высоко ценило трудовую деятельность Юлия Грюнберга. Когда тот по собственному желанию захотел поехать с семьей в Москву, торгпред Токио Аникеев после долгих переговоров с Юлием с просьбой остаться в Японии, написал сопроводительное письмо члену Коллегии Наркомвнешторга тов. Богомолову, где характеризовал Ю.Г. Грюнберга, как опытного честного и преданного своему делу сотрудника, знающего иностранные языки и имеющего большой опыт работы по внешней торговле. В Москве в 1931 году Ю.Г. Грюнберг вступает в должность зам. Директора Соевой конторы Экспортхлеба, получает премии и награды за долголетнюю и добросовестную работу. Некоторое время он работал зав. Бюро жалоб и рекламаций ВАО «Интурист», но в связи со значительным ухудшением здоровья ушел с ответственной работы. Сказалась 11-летняя каторга, которую Юлиус отбывал в молодости при царском режиме как социал-революционер в Александровском централе г. Иркутска. Кроме этого, работа на Дальнем Востоке и Сибири также подорвала его здоровье. За трудовые заслуги Комиссия по установлению персональных пенсий при Совете Министров РСФСР назначает Ю.Г. Грюнберг пожизненную персональную пенсию. Семья жила в Москве дружно, в доме царили любовь и уважение. Валентина и Юлий (по состоянию здоровья перешедший на должность бухгалтера артели) работали. Чтобы улучшить жилищные условия, Ю.Г. Грюнберг купил трехкомнатную квартиру, переехать в нее семья не успела из-за описанных ниже событий…

Сын Гавриил, окончив школу с отличием, уехал в Ленинград, где поступил в кораблестроительный институт. Дочь Леночка училась в 7 классе московской школы. Осенью 1937 года в возрасте 53 лет дедушка тяжело заболел, он перенес кровоизлияние в мозг, 3 месяца пролежал в Боткинской больнице. От болезни Юлий Густавович не оправился, плохо ходил, с трудом удерживал чашку в руках.

В ночь с 13 на 14 января 1938 года дедушку арестовали, несмотря на тяжелые проблемы со здоровьем. Этот день у нас называют Старый Новый год … Мама никогда не отмечала этот праздник, ведь в этот день она лишилась любимого отца. Двое в штатском позвонили в дверь, как обычно ночью, и начали опись вещей и обыск. В два больших чемодана уложили личные вещи Юлиуса, в том числе элегантные фрак и смокинг, в которых Ю. Грюнберг представлял свою страну на дипломатических приемах в Японии, также были изъяты письма, документы, фотографии. В нашей семье не сохранилось ни одной фотографии, где Валентина и Юлий Грюнберг вместе. Позже конфисковали купленную квартиру.

Сын Гавриил, отучившись 2 года, приехал из Ленинграда, чтобы быть рядом с семьей в то тяжелое и страшное время.
Валечка узнала, что мужа содержат в Бутырке и носила туда передачи и белье. Пыталась узнать о судьбе любимого Юленьки, но тщетно.... Она и дети никогда не узнали, что Военная коллегия Верховного суда РСФСР на закрытом заседании без свидетелей, обвинила Ю.Г. Грюнберга в контрреволюционной деятельности и приговорила к высшей мере наказания - расстрелу.

25 апреля 1938 года приговор был приведен в исполнение. Юлия Густавовича Грюнберга захоронили в общей могиле на спецобъекте НКВД «Коммунарка», сейчас там памятное место с церковью, музеем и СТЕНОЙ ПАМЯТИ, установленной в октябре 2018 года, где есть имя мужа Валентины Грюнберг. В Коммунарке захоронены ученые, писатели, партийные деятели, дипломаты, военные, лучшие представители того времени, отдавшие силы, знания, здоровье для своей Родины.

В мае 1938 года арестовали Валентину Грюнберг, и после заключения в Бутырке в июне 1938 года она была отправлена в Акмолинский лагерь жен изменников Родины (АЛЖИР) как ЧСИР (член семьи изменника Родины) на долгие 8 лет. Дети Гавриил и 15-летняя Леночка остались без любимых родителей. Жизнь их была тяжелой. Они голодали, чтобы немного заработать Гавриил давал частные уроки. Леночка, чтобы её не забрали в детский дом, поменяла документы, изменив год рождения, пошла работать.

Валентина в АЛЖИРе работала на тяжелых работах в полевом стане летом при изнуряющей жаре, зимой в ледяную стужу. Часто не было воды, чтобы не упасть от голода ела зерна сырой пшеницы.

Однажды она случайно встретилась со своей родной сестрой Капитолиной, которая тоже была осуждена на 8 лет. А случилось это так...Женщины одного барака задержались при выходе из столовой, а в это время туда пришли осужденные из другого барака... увидев друг друга, сестры остолбенели, а потом, обнявшись, упали на пол и зарыдали. Ночами, глотая слезы, они говорили о любимых мужьях, о дорогих детях, с которыми их разлучили. Эта необыкновенная встреча помогла им легче переносить тяготы лагерной жизни, можно сказать, что это был подарок судьбы…

Так в тяжелом труде и скорбных мыслях прошло 8 лет.

После освобождения в апреле 1946 года Валентина поехала в Москву к детям Гаврику и Леночке. Но ей не разрешили проживать в столице, и она некоторое время жила в Петушках Московской области, ее не брали на работу и, помыкавшись, она поехала к сестре Капочке в Нижний Тагил. Сначала работала уборщицей, а потом устроилась кассиром книжного магазина. У меня до сих пор сохранилась книга «Повести Белкина» 1950 года издания, подаренная бабушкой Валентиной моему брату Юрию.

В пятидесятых годах она вернулась в Москву.В 1957 году её реабилитировали. Выдали документы и о реабилитации её мужа Ю.Г. Грюнберга, сказав, что он умер в 1944 году от воспаления легких. Но это была неправда. Спустя много лет мы узнали, что он расстрелян в 1938 году через 3 месяца после ареста. И только в 1992 году стало известно, что наш дедушка Юлий Густавович Грюнберг захоронен на спецобъекте НКВД «Коммунарка», в книге «Расстрельные списки. Москва 1937-1941», изданной обществом «Мемориал» в 2000 году, есть страница со сведениями о нём.

Наконец-то узница АЛЖИРа Валентина Грюнберг смогла увидеть своих повзрослевших детей. Дочь Елена рано вышла замуж и в 18 лет родила первого сына Юрочку. Потом в 1946 году у неё родилась дочь Надя, а в 1955 году младшая дочь Вера.

Жизнь Елены была тяжелой. При счастливой жизни с родителями моя мама Елена мечтала стать врачом, но аресты отца и матери поломали ей жизнь. В тяжелые военные годы ей молодой девушке было очень тяжело выживать без помощи близких с маленьким ребенком на руках. Позже жизнь моей мамы наладилась, но она и бабушка Валентина никогда не рассказывали, какие страшные невзгоды выпали на нашу семью. Только недавно я многое узнала и ужаснулась! За что моя и многие семьи в нашей стране пострадали? Сколько поломанных жизней и судеб по вине одного человека …

Сын Валентины Гавриил воевал на Белорусском фронте, имел награду за взятие Кенигсберга, был участником парада Победы в Москве на Красной площади. Вернувшись с войны, учился, окончил аспирантуру, преподавал, писал школьные учебники по географии, был зав. Кафедрой геодезии и картографии в МГПИ им. Ленина. Женился, в 1950 году у него родился сын Сергей, мой двоюродный брат.

Девочкой я очень любила, когда бабушка Валентина приезжала к нам в гости, а когда у меня были школьные каникулы, она брала меня к себе, мы вместе спали с ней на небольшом диванчике в её маленькой 8-метровой комнате. Как-то к моему приезду она, желая меня порадовать, купила большой вафельный торт под названием «Волейбол», я съела его почти весь, потом, правда, долго не могла смотреть на вафли. Этот случай надолго остался в моей памяти.

Еще из моих воспоминаний ... Был семейный праздник, мы поставили в проигрывателе маленькую виниловую пластинку с греческим танцем "Сиртаки" и, дружно образовав круг, танцевали, постепенно ускоряясь, все были веселы и счастливы от того, что бабушка была с нами.

Спустя многие годы, узнав о ее трагической жизни, я была поражена, как она могла сохранить достоинство, интеллигентность, не огрубела, не очерствела, не ожесточилась…
 Последние 3 года своей жизни бабушка тяжело болела... Последние месяцы с ней жила её любимая Капочка, которая специально приехала, чтобы ухаживать за сестрой. 9 мая 1969 года моей любимой бабушки не стало. Перед уходом из жизни она завещала, чтобы на её памятнике имена Валентина и Юлий Грюнберг были вместе. Мы выполнили её последнюю просьбу.

Вечная память тебе, родная... Вечная память всем стойким узницам АЛЖИРа…

P.S.Сын Валентины Николаевны Гавриил Грюнберг умер в феврале 1992 года, дочь Елена 27 августа 1991 года, Внук Юрий умер в феврале 1997 года, внучка Надежда в июне 2000 года.

Племянник Игорь Леонидович Поль в 2004 году издал книгу «Оглянись со скорбью», где описал тяжелую жизнь своей семьи. Эпиграф в книге: «Моей многострадальной матери и всем женщинам - безвинным жертвам сталинских репрессий с любовью и уважением».

Игорь Поль умер 30 сентября 2015 года, я бесконечно ему благодарна за книгу воспоминаний о том страшном времени, которое мы, ныне живущие, никогда не забудем…

 

Юлий (Юлиус) Густавович Грюнберг: история жизни

Родился 29 апреля 1883 года в городе Ревеле (ныне Таллин). Его отец Густав Грюнберг (1848-1920) был родом из селения Эстонии Руйла, близкие отзывались о нём, как о честном и справедливом человеке. Мать Алине (1857-1936) родилась на эстонском острове Наиссаар (в переводе «остров женщин»), где в основном говорили на шведском языке. Она была очень энергичной и темпераментной женщиной, с большим чувством юмора. Родители поженились в 1879 году в Таллине, у них было 8 детей, трое из них умерли в младенчестве. Густав и Алине содержали лавку, в документах отца Юлиуса ремеслом было указано «торговец». Проживали в маленькой комнате и всю жизнь относились друг к другу с большой любовью и уважением. В Таллине на улице Патареи и до сих пор стоит дом, где в последние годы проживала моя прабабушка Алине Грюнберг.

О старшем брате Юлиуса Артуре известно немногое. Он окончил летную школу и был одним из 35 известных летчиков России. Позднее я узнала больше о старшем брате своего дедушки, но это отдельная история семьи Грюнбергов. Когда он умер над его гробом летали самолеты, покрытые черной траурной вуалью…Моя мама знала о том, что у Юлия Густавовича в Эстонии жили старший брат и любимая сестра, но открыто об этом никто не говорил…

В юности Юлиус Грюнберг был очень талантливым молодым человеком, будучи непрофессиональным актером, он успешно играл в театре «Эстония» в Таллине в пьесе М.Горького «На дне» в роли Сатина (фотография этого спектакля висит в музее театра до настоящего времени).

C 1902 года Ю.Г. Грюнберг состоял в революционном движении, в Ревеле работал в кружках учащейся молодежи марксистского направления. В 1905 году, работая в Петербурге, участвовал в постройке баррикад на Васильевском острове. После январских событий уехал в Баку, где сотрудничал с социал-революционерами, участвовал в организации подпольной типографии. В возрасте 23 лет Юлиус жил в Ташкенте и за убийство провокатора Курицына, предавшего товарищей по партии, которых казнили или отправили на каторгу, Туркестанским судомбыл приговорен к смертной казни. Обезумевшая от горя мать написала прошение царю Николаю о помиловании сына и приговор заменили пожизненной каторгой.11 лет тюремного срока Юлиус отбывал в Александровском централе Иркутска, первые 3 года он сидел в одиночной камере.  После Февральской революции Ю.Г. Грюнберг вышел на свободу. 6 марта 1917 года в своем письме из Иркутска он писал своим родным о встрече выходцев из так называемого «Мертвого дома».«Прием этот был такой подавляюще грандиозной красоты, что я не в состоянии его описать. Я знаю, что вы одобрите мое решение остаться пока в Сибири. Здесь страшно много работы по одной только разгрузке каторги и ссылки. Нужно же кому-нибудь это было делать. Затем я имею ещё в виду призыв всех освобожденных в войска. В этом случае я намерен поступить в школу прапорщиков. В Иркутске имеются, кажется, 4 школы. Я не могу не видеть и должен сознаться, что для армии я буду более полезен в качестве офицера, чем рядового. Пишите, что у вас и будьте все благополучны. Я страшно занят. Как только будет свободная минута снова напишу».(Орфография письма сохранена).

Политическая ситуация в то время была сложная, кроме большевиков и колчаковцев было так называемое « Правительство Автономной Сибири», по сведениям из архива Забайкальского края, Ю.Г. Грюнберг был там и офицером по особым поручениям.

Далее мне хочется более подробно остановиться на истории знакомства моего дедушки Юлиуса с бабушкой Валентиной (1898-1969) в городе Чита. Валечка была необычайно хороша собой. После окончания гимназии она вышла замуж за преподавателя Леонида Селюка, у них родился сын Гаврик. Семейная жизнь не сложилась, а вскоре муж Валентины погиб под колесами поезда при невыясненных обстоятельствах. Прошло несколько лет, и в доме общих знакомых Валечка познакомилась с Юлиусом Грюнбергом. Сначала Юлий не очень ей понравился, бородатый, 38 лет… Но в течении первого вечера знакомства он очаровал её своей интеллигентностью, утонченной и в то же время простой воспитанностью, умением вести интересный разговор, неназойливо ухаживать. И красавица Валечка влюбилась. В апреле 1922 года они поженились. Юлиус оказался замечательным мужем и хорошим отцом. Он усыновил сына Валечки от первого брака, дав ему свою фамилию и отчество. Прожив в Чите около года, семья переезжает в Китай, где Ю.Г. Грюнберг трудится в должности зам. уполномоченного Торгпредства в Китае по Северной Манчжурии. В Харбине в 1923 году родилась моя мама Елена. С 1929 по 1931 годы семья проживала в Токио. Сын Гавриил учился там сначала в английской, а затем в американской школе. Юлий Густавович был назначен заведующим импортным отделом Торгпредства в Японии. Заведующим 2 отделом был Третьяков, а послом в Японии был Трояновский и все 3 мужчины дружили семьями. Перед отъездом Юлия Густавовича в Москву в японской газете “JapaneseTimes” появилась заметка о том, что посол СССР в Японии устраивает прием по случаю отъезда семьи Ю. Г. Грюнберга (этот номер газеты долго хранился в семье Гавриила). К тому моменту, когда Юлий Густавович готовился к поездке в Москву, посла Трояновского собирались перевести послом в США, и он настойчиво предлагал Юлиусу переехать с ним – работать в США. Но Юлий отказался, сказав, что дети «должны получить образование в России».

После приезда в Москву, Юлий Густавович был членом «Общества политкаторжан» (членский билет № 1334) - людей, которые при царском режиме подвергались преследованиям по политическим мотивам и были на каторге или в ссылке. Это Общество было довольно заметным явлением в то время, в него входили тысячи человек, у них были собственные пионерские лагеря на море, где отдыхали и дети Юлия Грюнберга. В 1930-е годы Юлий Грюнберг купил трехкомнатную кооперативную квартиру, в которую семья должна была переехать, но её отобрали после ареста (и которую никто не вернул семье после реабилитации Ю.Г. Грюнберга в 1957 году). В Москве Ю.Г. занимал довольно высокие посты, в 1936 году состояние его здоровья резко ухудшилось. 22 сентября 1936 года Ю.Г. Грюнберг пишет письмо в Народный комиссариат социального обеспечения РСФСР. «Я уже несколько лет страдаю склерозом сосудов и болезнью сердца. После работы на Крайнем Севере в 1934-35 гг. мое здоровье еще больше ухудшилось, вследствие чего был отправлен на лечение. Для меня стало непосильно продолжать напряженную и не ограниченную во времени ответственную работу. Мне 54-й год и трудовой стаж по квалифицированной руководящей хозяйственной работе 35-й год (включая 11-летнюю каторгу)». Таким образом, Ю.Г. Грюнберг ушел с руководящей работы, ему была назначена персональная пенсия, вот почему в «расстрельных списках» его последняя профессия указана как «бухгалтер артели «Технохимик».

Осенью 1937 года у Ю.Г. Грюнберга случился паралич, он 3 месяца пролежал в Боткинской больнице. В то время началась полоса массовых арестов в окружении Юлия Густавовича, он сильно переживал, что также отразилось на его здоровье. В ночь с 13 на 14 января 1938 года его слабого, еле передвигающегося и неокрепшего после болезни, арестовали. 25 апреля ему предъявили обвинение за участие в контрреволюционной террористической организации и Военная коллегия Верховного суда РСФСР приговорила его к высшей мере наказания – расстрелу. В тот же день приговор был приведён в исполнение.

В апреле 1938 года арестовали мою бабушку Валентину Николаевну Грюнберг как ЧСИР (члена семьи изменника Родины) и без суда и следствия на 8 лет отправили в Акмолинский лагерь жён изменников Родины (АЛЖИР). Трудно представить себе, как тяжело ей жилось вдали от мужа и детей… Тяжелейший труд на полях Казахстана, где летом была неимоверная жара, а зимой лютый холод, многие женщины узницы АЛЖИРа не смогли вынести… Через 3 года пребывания в АЛЖИРе бабушка случайно встретилась там со своей родной сестрой Капитолиной, у которой также арестовали мужа (а затем расстреляли, как «врага народа»), а её любимого единственного двенадцатилетнего сына Игоря отправили в детский дом. Много лет спустя Игорь рассказывал мне об издевательствах над ним. Полтора года, проведенные в детском доме, навсегда оставили рану в его душе. Бабушка из Читы Агния Михайловна сумела вызволить Игоря из этого ада.

Моя мама в 15 лет осталась одна без родителей и чтобы её не забрали в детский дом, изменила дату в свидетельстве своего рождения, сказав, что ей 16 лет, и она уже работает. Жизнь её была тяжелая, она голодала, ведь при аресте забрали не только документы, фотографии Юлия Грюнберга, но и ценные вещи, приобретённые им за время работы. Леночка ничего не знала о судьбе своих любимых матери и отца и всячески скрывала факт их ареста. Время было страшное…В годы войны, она 18-летняя, с новорожденным сыном Юрием добиралась до Москвы из эвакуации, куда была направлена, как большинство людей в то тяжелое время. От голодной смерти её спасла свекровь Васса Ивановна, которую она помнила всю свою жизнь и на могилу которой я ходила вместе с ней. У дочери Юлиуса Густавовича Елены Грюнберг было трое детей, сын Юрий и дочери Надежда и Вера. К сожалению, в настоящее время в живых осталась только я.

Бабушка после АЛЖИРА жила в Сибири, ей было запрещено возвращаться в Москву. В 1955 году она была реабилитирована и только после этого смогла вернуться в Москву к сыну и дочери. Дедушка Ю. Г. Грюнберг был реабилитирован в 1957 году посмертно.

Семья не узнала всей правды о гибели мужа и отца. Им сообщили, что он умер в 1944 году от болезни лёгких.

Вдова Ю.Г. Грюнберга Валентина Николаевна умерла в 1969 году. Всю свою жизнь она любила своего Юленьку и тосковала по нему. Перед смертью она просила на памятнике указать и имя Юлиуса Густавовича, мы выполнили её просьбу. На Востряковском кладбище в Москве установлен памятник, где их имена вместе.

Дочь Елена (моя мама) умерла в 1991 году, сын Гавриил в начале 1992 года. И только в 1992 году стали известны факты о смерти и предположительном месте захоронения Ю.Г. Грюнберга. Родные смогли получить свидетельство о дате его смерти 25 апреля 1938 года, где указано «причина смерти расстрел». Не могу без слёз и содрогания в душе это читать…

Не так давно стало точно известно о месте захоронения моего дедушки (эту информацию я получила из книги «Расстрельные списки», где есть страница, посвященная моему деду Юлию Густавовичу Грюнбергу, с его последней прижизненной фотографией… В трагическую дату 25 апреля 2018 года (80 лет со дня расстрела) я была на этом скорбном месте, спецобъекте НКВД «Коммунарка», чтобы почтить память всех невинно убиенных, возложить цветы к памятнику жертв сталинских репрессий, установленному на средства родственников и общества «Мемориал».

В октябре 2018 года установлена СТЕНА ПАМЯТИ с именами и датами гибели людей, захороненных в «Коммунарке». Имя моего деда среди них…Сведения были получены из книги «Расстрельные списки. Москва 1937-1941», изданной в 2000 году обществом «Мемориал». В настоящее время в Коммунарке ведется работа по созданию музейной экспозиции, в ней будут представлены документы и фотографии репрессированных и расстрелянных.

 

Рассказ составлен внучкой Юлия Густавовича и Валентины Николаевны Грюнбергов В.К. Грюнберг-Иванниковой 

 

Фото из семейного архива Грюнбергов.

Грюнберг Густав и Алине

Ю.Г. Грюнберг. 1930-е годы

Капитолина Николаевна Поль, Коммунарск, 1954 год

Капитолина и Игорь Поль, 1957 г.

В.Н. Грюнберг после АЛЖИРа (Акмолинского лагеря жён изменников Родины)

Ю.Г. Грюнберг. 1938 год

Леонид Эмильевич Поль, 1937 год, Читинское  управление НКВД: последняя фотография

Стена памяти в Коммунарке. Фото Влада Докшина («Новая газета») https://istpamyat.ru/repressii/

 
 
Неопубликованные материалы
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.