На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Первопроходцы ::: Маркова (Иванова) Е.В. - Воркутинские заметки каторжанки "Е-105" ::: Маркова Елена Владимировна (Корибут-Дашкевич, урожд. Иванова) ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Маркова Елена Владимировна (Корибут-Дашкевич, урожд. Иванова)

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Маркова Е. В. Воркутинские заметки каторжанки "Е-105". - Сыктывкар, 2005. - (Коми республиканский мартиролог жертв массовых политических репрессий "Покаяние" ; прил. № 3).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 207 -

Первопроходцы

 

Друзья друзьями, но основное время советская женщина проводила на работе. Первое десятилетие своей воркутинской жизни Бронислава Яковлевна посвятила научным исследованиям химических свойств и обогатимости углей Печорского бассей-

 

- 208 -

на. С образованием ЦНИБа в 1949 г., продолжая вести эти работы, она одновременно занялась организацией шахтных и районных углехимических лабораторий ЦНИБа, курировала их работу и преподавала на курсах лаборантов комбината «Воркутуголь».

В шахтах часто происходили взрывы. Взрывался метан. О газоносности Воркутинского и Интинского месторождений никто не имел никакого понятия. С 1950 г. Бронислава Яковлевна начинает заниматься изучением газоносности этих месторождений. По ее инициативе были развернуты специальные исследовательские работы по прогнозу метанообильности шахт Печорского бассейна. Она создала новую лабораторию, в задачи которой входили исследования качественного и количественного состава угольных газов, измерение газового давления в угольных пластах и изучение сорбционной метаноемкости углей. Эти вопросы являлись частью более широкой и очень важной проблемы - геохимии и геологии природных газов угольных месторождений.

Установились контакты со столицей, главным образом с Московским геолого-разведочным институтом (МГРИ). На кафедре горючих ископаемых этими исследованиями заинтересовался доктор геолого-минералогических наук А.И.Кравцов. Он оказал поддержку, в которой так нуждалась Бронислава Яковлевна. Ее новаторские идеи, как и вообще все новое, встречали сопротивление. Много энергии пришлось затратить на разработку и утверждение планов, создание методик, оборудование новой лаборатории. Недаром в свое время Стадников сказал: «Бронислава Яковлевна с ее энергией и организаторскими способностями может достать даже луну с неба!» Достать необходимое оборудование было подчас не легче, чем луну с неба! Преодолевая все трудности, Коровина сумела наладить работу в новой специализированной лаборатории. В результате руководимых ею исследований были составлены схематические карты прогноза газоносности для Воркутинского и Интинского месторождений. По этим материалам делался прогноз метанообильности нижних горизонтов действующих и строящихся шахт.

После чистки 1949-1950 гг. жизнь Н.И.Коровина была связана с Воркутинским механическим заводом, куда его перевели

 

- 209 -

на должность мастера. В связи с нехваткой инженеров эта обструкция продлилась недолго, и вскоре он стал руководителем Объединенной лаборатории (электротехнической и КИП). Лаборатория занималась ремонтом горношахтного оборудования.

В 1954 году комбинат «Воркутуголь» перешел в ведение Министерства угольной промышленности. До этого он был в ведении МВД. Сфера деятельности лаборатории расширилась, начали организовываться бригады по наладке и испытаниям стационарного шахтного оборудования. Николай Иванович энергично перестраивал структуру лаборатории, подготавливал кадры высококвалифицированных наладчиков, работал над усовершенствованием аппаратуры для производства наладочных работ применительно к специфическим условиям шахт Воркутинского месторождения. Им был разработан и внедрен ряд аппаратов и схем, способствовавших повышению надежности и безаварийности работы стационарного шахтного оборудования. (К их числу относятся: ограничители скорости для подъемных машин, реле защиты от выхода вагонеток из габаритов опрокидных клетей, защита от перегрева и вибраций подшипников вентиляторов главного проветривания).

Николай Иванович внес существенный вклад в автоматическое управление подъемными машинами, оборудованными опрокидными клетями с большими скоростями движения подъемных сосудов. Такие машины характерны для воркутинских шахт. Таким образом, на Воркуте впервые были организованы службы ревизии и наладки стационарных шахтных установок, обеспечивающих подъем, вентиляцию и отлив. Прежде этими работами, обеспечивающими безопасность воркутинских шахт, занимался Макеевский НИИ. При организации этих работ Коровин не раз сам спускался в шахты.

Одно из направлений деятельности Николая Ивановича на ВМЗ, а именно -управление шахтными вентиляторами, составило тему его кандидатской диссертации. (Название диссертации, представленной на соискание ученой степени кандидата технических наук, «Метод динамического контроля вибраций валов и состояния подшипников и применение его в схемах дистанционного управления шахтными вентиляторами главного проветривания»). Диссертацию он защитил в 1963 г. в Ленинградском горном институте.

 

- 210 -

Чтобы осветить еще одну сторону деятельности Коровина, преподавательскую, вернемся в Воркуту начала 50-х гг. Душа Николая Ивановича постоянно рвалась к педагогической деятельности. Преподавал он, собственно, почти все время - то в техникуме, то на курсах повышения квалификации. Но хотелось преподавать в ВУЗе. Создать на Воркуте самостоятельный ВУЗ было нереально. Тогда возникла компромиссная идея: организовать Воркутинский учебно-консультационный пункт Всесоюзного заочного политехнического института (УКП ВЗПИ). В 1954 г. был объявлен прием на 1-й курс. Это событие стало для Воркуты тем более знаменательным, что впервые разрешалось лицам с поражением в правах, не имеющих права выезда, подавать заявления для поступления в институт. Оно коснулось и автора этих строк.

Я освободилась в ноябре 1953 г. и, конечно, загорелась желанием немедленно поступить в институт. Меня арестовали после 10-го класса, ВУЗ для меня остался неосуществленной мечтой. В УКП (учебно-консультационный пункт) весной 1954 г. уже работали подготовительные курсы, на которые я, увы, не смогла попасть, потому что в архивах НКВД исчез мой аттестат об окончании средней школы. После многих волнений и поисков аттестат все-таки удалось найти, и я успела сдать экзамены во втором потоке. На 1-м курсе числилось 80 студентов, посещающих занятия в УКП. Мы занимались четыре дня в неделю с 20 до 24 часов в здании горного техникума. Были также студенты-заочники, проживающие в Инте, Ухте, Сыктывкаре и других населенных пунктах Коми АССР, которые не посещали занятия, а приезжали на консультации и сдачу экзаменов. Функционировали два факультета - строительный и горный. На стройфаке числилось 35 слушателей, с ними занимались отдельно, и только лекции по марксизму-ленинизму были общими с горфаком. На горфаке занимались 45 слушателей (экономисты, электротехники, обогатители). Я поступила на горфак (специальность - обогащение). На втором курсе перешла на химико-технологический факультет, куда на первом курсе взяли только несколько человек.

Николай Иванович по совместительству занимал должность старшего преподавателя УКП ВЗПИ. Он читал курс дифференциального исчисления, а его друг, Редозубов Дмитрий

 

- 211 -

Васильевич, - интегрального. По своему контрасту они составляли очень любопытную преподавательскую пару.

Редозубов читал темпераментно, эмоционально и пытался объяснять любую деталь. Богатство мимики и молниеносные жесты явно свидетельствовали об артистическом таланте. Он настолько выкладывался на лекциях, что не было преувеличением, например, такая реплика студента: «Редозубов сегодня особенно обильно брызжет слюной у доски».

Николай Иванович олицетворял собой полнейшее спокойствие и профессорское величие. Он не спешил с объяснением, медленно передвигался у доски, был склонен к остротам. Бывало, вызовет он кого-нибудь к доске и даст решать задачу по теме, которую мы еще не проходили. (Он любил проверять сообразительность студентов). Несчастный заочник мэкает-бэкает, путается в расчетах, а Коровин, не суетясь, как бы с ленцой, его поправляет, а потом произнесет фразу, подобную такой: «Итак, мы решили задачу с присущим нам блеском!» От «присущего блеска» рты у студентов от удивления раскрываются - где им было оценить юмор после утомительного рабочего дня, сидя на вечерних занятиях, которые длились от 20 и до 24 часов!

Страстный шахматист, Николай Иванович из среды первокурсников сразу же выбрал себе достойных партнеров. Ими оказались два друга - Рифат Гизатулин и Володя Чистяков. Они были друзьями по лагерю и коллегами по арестантской судьбе: после школы попали на фронт, оказались в плену, совершили побег, добрались до своих... и как изменники Родины были этапированы в Воркутлаг*. Рифат и его супруга, прелестная голубоглазая Дусенька Чернета (в замужестве - Гизатулина), на долгие годы стали близкими друзьями семьи Коровиных.

Наша студенческая воркутинская жизнь - тема для отдельного рассказа. Разрешу себе только несколько слов о моих студенческих друзьях - Жене Рыдалевском и Толе Птушко. Женя, переехав в Ленинград в 1960 г., рано ушел из жизни, блокадный Ленинград, арест в 18-летнем возрасте и 10 лет заключе-

 


* Свой жизненный путь Рифат описал в книге «Нас было много на челне», вышедшей в свет в 1993 г.

- 212 -

ния подорвали его здоровье. Анатолий Птушко надолго остался в Воркуте, занимался классификацией углей Воркутинского месторождения, защитил диссертацию, стал заведующим лаборатории. С нами училась Мира Уборевич, дочь расстрелянного военкома.

На последующих курсах Николай Иванович читал сопромат, детали машин и теоретическую механику. Он уделял много внимания заочникам из других городов, которые не могли слушать лекции в УКП. В его доме постоянно толклись (а некоторые и жили!) студенты из Инты, Ухты и прочих мест. Чтобы понять значение УКП ВЗПИ, возникшего в Воркуте благодаря нескольким энтузиастам, главным образом благодаря Коровину, нужно вспомнить, что в те годы в Коми АССР был всего один ВУЗ -Коми государственный педагогический институт, открытый в 1932 г. В 50-е годы в этом институте было три факультета: физико-математический, естественный и историко-филологический. Когда возник этот ВУЗ, Воркуты как мощного индустриального центра еще не существовало, подготовка кадров технической интеллигенции не была предусмотрена. УКП ВЗПИ с его горным и строительным факультетами должен был взять на себя эти функции. Впоследствии в Воркуте организовали филиал Ленинградского горного института, который стал готовить кадры инженеров для производственных объединений «Воркутауголь» и «Интауголь».

В конце 50-х гг., в период «позднего реабилитанса», многие воркутяне начали покидать Заполярье, где прошли годы и десятилетия их жизни. Среди старых воркутинских фотографий у меня сохранилась одна, запечатлевшая встречу 1958 года. Наша семья и семья Коровиных встречали Новый год у общих друзей Филатовых. С Филатовым мой муж, Алексей Алексе-

 

- 213 -

евич Марков, жил когда-то в одном лагерном бараке. Алексей Марков работал во время войны на военном заводе. Его посадили за анекдот - 10 лет за антисоветскую агитацию. В лагере ему повезло. Он попал на Воркуту в то время, когда среди зэков отбирались артисты в Воркутинский театр. Общая музыкальная культура и наличие неплохого голоса (у него был баритон) открыли ему дорогу в хор театра. Благодаря инженерной специальности он со временем стал заведовать электроцехом театра.

Николай Иванович подружился с Филатовым в период работы на ТЭЦ-1. Ну а я была связана с Брониславой Яковлевной по химлаборатории, в которой работала после освобождения, а с Николаем Ивановичем - по учебе в институте. Вот такие различные дружеские нити привели всех нас к совместной встрече Нового года.

Несколько слов о Филатовых. После своего освобождения Филатов удивил всех своей женитьбой: он покорил сердце юной Шурочки, едва ли успевшей окончить среднюю школу и, естественно, не имевшей никакого понятия о том, что такое лагерь, этап, конвой с собаками и пр., и пр. Шурочка по национальности была коми. Выглядела она как фарфоровая статуэтка, настолько была изящна и очаровательна. В их семье существовала легенда, что они и не совсем коми, а какая-то часть их крови - французская. Будто бы попал на север раненый французский офицер после разгрома Наполеона, местные жители его выходили, местная красавица стала его женой, и так пошел их род. Глядя на тоненькую, маленькую Шурочку, в подлинности этих событий можно было не сомневаться! Очень интеллигентный, очень эрудированный Филатов с большой энергией принялся за воспитание своей юной супруги и, нужно сказать, он показал себя талантливым воспитателем. Шурочка оживленно участвовала в умных беседах и очень быстро превратилась в молодую даму, приятную во всех отношениях. Они были счастливой супружеской парой, мы вместе встречали 1958 год, еще не зная, что стоим на пороге новой жизни, что наша воркутинская эпопея скоро отойдет в область воспоминаний, что скоро в семье Филатовых разразится трагедия - хозяин дома преждевременно уйдет из жизни, оставив двух маленьких детей... На фотографии женщины весело улыбаются, мужчины вглядываются в будущее с некоторой тревогой. Мише Коровину в то время еще не исполнилось девяти лет, а нашей дочери Инночке было всего 10 месяцев.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.