На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава 16. ПОСЛЕДСТВИЯ ::: Лернер Джо - Прощай, Россия: Мемуары американского шпиона ::: Лернер Иосиф Григорьевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Лернер Иосиф Григорьевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Лернер Джо. Прощай, Россия! : Мемуары «американского шпиона» / пер. с англ. И. Дашинского ; ред. Л. Юниверг. – .- Kfar Habad (Israel) : Yad HaChamisha Press, 2006. - 486 с. :портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 181 -

Глава 16.

ПОСЛЕДСТВИЯ

 

Через несколько дней после моего ареста, Наташа посетила Сару. Она принесла письмо, сказав, что его получила от меня из Аньдуня. Я писал, что буду дома через неделю. Письмо было показано сестре как доказательство подлинности происходивших событий и было состряпано СМЕРШем, отправлено Наташе специально, чтобы показать сестре. Сара сразу обратило внимание на явные странности всего дела и заподозрила Наташу в обмане. Сара всегда относилась с недоверием к Наташе, поэтому была чрезвычайно осторожна во всех своих действиях, дабы не вызвать каких-либо подозрений у Наташи.

После моего более длительного отсутствия, друзья стали интересоваться причиной столь внезапного исчезновения. Они звонили сестре, спрашивая, что произошло со мной. Однако сестра не могла дать точный ответ, ибо сама не знала ничего обо мне. Гита и ее супруг Гена также стали беспокоиться. Они обращались к Саре, но и им она ничего не могла ответить. МГБ стали прослушивать телефонные разговоры сестер и держали оба дома, в которых они проживали, под постоянным наблюдением. Наташа и Давид, зная всю правду, продолжали молчать.

Сразу же после моего ареста у здания Дальэнерго, произошедшего на глазах Давида и Наташи, она помчалась в мою квартиру, чтобы отыскать компрометирующие меня доказательства моей виновности. Она нашла иностранные журналы за диваном своей мамы, забрала их и сразу привезла к Саре, якобы для возврата. Это действие также имело определенные цели.

Две недели спустя, вечером, на квартиру Сары пришло трое незнакомцев. Постучав, они бесцеремонно вошли в помещение. Муж сестры, Филя, был уже дома и открыл дверь. Двое вошедших были одеты в гражданскую одежду, третий - в военную форму. Они сказали Саре, что все они, работники МГБ, объявили ей о моем аресте, и предъявили ордер на обыск квартиры. Они сказали сестре, что от меня им известно, что все мои иностранные журналы я держал в сундуке и помимо их у меня также хранились запрещенные книги и 210 долларов. Сестра подтвердила, что мой сундук действительно есть в ее

 

- 182 -

квартире, но она ничего не знает о книгах, журналах и долларах, добавив при этом, что не все содержимое сундука принадлежит мне. Шуба мамы, жемчуг, золотые кольца, браслеты и несколько других ценных вещей является семейной собственностью. Они стали требовать ключ, а он был только у меня.

- Где находятся книги, журналы «Тайм»?

- Не знаю, где они находятся сейчас, не имею ни малейшего понятия.

В момент ее ответа, что не видела разыскиваемой литературы и не знает вообще, где таковые находятся. В действительности все разыскиваемые предметы находились на кухне и лежали на столе. Вспомнив об этом, Сара, под предлогом угощения пришедших чашкой кофе, пошла на кухню, взяла журналы и книги со стола, поместила их в большой конверт, вошла в детскую и бросила их под кровать. Это были журналы, которые Давид брал у беженцев-немцев, живших в хотеле недалеко. Именно их Наташа столь подлым образом передала Саре уже после моего ареста. Я и в прошлом брал журналы у Давида и всегда возвращал их после прочтения. Большую часть книг и журналов я вернул Давиду еще до ареста, однако несколько номеров «Тайм» еще хранил в доме.

Трое прибывших из МГБ стали допрашивать Сару и Филю. Внезапно дочь сестры, Мира, стала плакать. Сестра встала и пошла к ней в детскую. Она не включила свет, хотя было уже достаточно темно. У нее была большая подушка. Она подняла конверт с журналами лежавший под кроватью и положила его под подушку на детскую кровать. Затем она положила Миру, которая прекратила плакать и уснула на той самой подушке.

Те трое нетерпеливо ожидали ее возвращения, после чего продолжали допрос.

- Где книги и журналы? - требовали они.

Сара повторила, что у нее нет ни книг, ни журналов, продолжая настаивать, что не знает их местонахождения. Одной из книг, разыскиваемых МГБ, была "Из мрака ночи", автора Жана Валтене. Книга была запрещена в России и представляла великолепно написанные воспоминания агента коминтерна, работавшего на СССР. Будучи арестованным, он прошел сквозь адские испытания. Автор

 

- 183 -

рассказывал о зверствах нацистов за стенках через которые ему удалось пройти и выжить.

Завершив курс обучения в международной школе коминтерна в Минске, Валтин был направлен в Германию. Школа Коминтерна, в которой учился автор готовила агентов для работы за границей и позволила очевидцу рассказать подробно о жизни в Советской России в период сталинских репрессий в середине тридцатых годов. Для меня это книга давала достоверное и волнующее отображение нацисткой Германии и сталинской Советской России. Это книга по тиражу заняла в 1941 первое место на американском книжном рынке.

После побега из нацистской Германии Валтене нашел убежище в Соединенных Штатах, но постоянно опасался за жизнь, так как нацисты и советские агенты начали за ним смертельную охоту.

- Где книги и журналы? - закричал человек в военной форме.

- Я не знаю, — ответила Сара.

- Где ключ от сундука?

- У меня его нет. Сундук есть, но ключей у меня нет.

Они начали обыск в квартире переворачивая подряд все что находилась в комнате. Но так и не могли найти ни журналы, ни книги, ни ключей к сундуку. Незванные посетители были сбиты с толку. Информация, полученная от Наташи, была точна и надежна. Но где-то что-то не сработало. Пока МГБ допрашивали сестру в ее квартире, другие деятели из МГН обыскали и мою квартиру. Наташа была с ними. Однако, они ничего не нашли из того, что могло бы скомпрометировать меня даже в глазах этой, не признававшей никаких законов, карательной организации. Еще до своего ареста я предвидел такую возможность, а потому был предусмотрителен.

Сотрудники МГБ спрашивали у Наташи и ее матери о местонахождении книг и журналов, которые, якобы, должны были находиться в моей квартире, но ничего не нашли: они ведь не знали, что я спрятал журналы за диван и не догадались там поискать.

Человек в форме позвонил Наташе и сказал ей, что ни книг, ни журналов в квартире моей сестры нет, затем спросил ее, где они могут находиться. Она ответила, что их у нее тоже нет. Несмотря на повторный обыск в квартире найти ничего не удалось. В разговоре

 

- 184 -

Наташа выразила уверенность в наличии разыскиваемых предметов в квартире сестры.

Человек в форме передал трубку Саре, сказав:

- Вот, поговори сейчас с ней.

- Наташа?

- Да!

- У меня нет ни книг, ни журналов, - сказала сестра.

- Но я уверена, что они у тебя. Я помню, что Джо их отдал тебе. Лучше скажи правду или у тебя возникнут большие неприятности.

- Если ты так советуешь, я выполню их требования. - Сара повесила трубку.

- Ну? - спросил человек в форме. - Поняла, что она тебе сказала? - Да.

- Если книг и журналов нет в квартире Наташи и у тебя, то где они могут быть?

Тут Филя посмотрел на сестру и добавил: - Если они у тебя есть, лучше скажи им, где они. Сара поняла, что ей больше ничего не остается делать, как выполнить требование. Окинув их взглядом, она сказала:

- Хорошо, хорошо! Книги и журналы у меня.

- Где они?

- Я сейчас их принесу.

Сара пошла в детскую, где спала Мира, не включая свет. Она стала передвигать мебель, чтобы они не могли знать тайник. Шум передвигаемой мебели должен был их сбить с толку. Затем она быстро вынула конверт из-под подушки, вернулась в гостиную и подала пакет человеку в форме.

- Почему не сказала раньше, что они находились у тебя?

- Вы сразу спросили меня так внезапно, что я инстинктивно отрицала их наличие. Естественно, я должна была придерживаться своего первоначального объяснения.

- А книги?

Она пошла в детскую и принесла книги.

Получив разыскиваемое, трое из МГБ наконец успокоились. Они начали перелистовать книги и журналы, пытаясь найти компрометирующие материалы.

 

- 185 -

- Подпиши здесь, что книги и журналы принадлежат Джо Лернеру, — потребовали они.

- Зачем я должна это делать?

- Они принадлежат твоему брату и их нашли в твоей квартире.

- Ерунда! - ответила сестра. Они не принадлежат брату. Их взял Давид у беженцев-немцев. Они не его собственность и я не могу подписать за него.

- Итак, ты отказываешься подписать документ?

- Конечно! Я ничего не буду подписывать.

- А где ключ от сундука? - требовали они опять.

- Я уже вам объяснила, что у меня нет ключа. - Взглянув друг на друга МГБешники встали, пошли в комнату, где стоял сундук, и взломали замок. Тщательно обыскали содержимое, но долларов не нашли. Вынув все вещи, что были в сундуке - мою кожаную куртку, шубу мамы, документы, чернобурки, жемчуг, кольца и другие ценные вещи.

- Где доллары? - спросили они опять.

- Не знаю, - последовал ответ Сары.

Они вновь стали осматривать вещи, пока не обнаружили мое портмоне, в котором я хранил документы, диплом колледжа Святого Иосифа и деньги. Но опять-таки деньги не нашли.

- Где лежат деньги? - постоянно повторяли трое из МГБ.

- Я повторяю, что не знаю, - вновь последовал ответ.

Они продолжали обыск, пока один из них не открыл брифкейс и стал прощупывать подкладку. Он нашел доллары, нащупав в начале нечто твердое и разорвав материю подкладки.

Завершив обыск, МГБешники забрали с собой мой сундук вместе со всем содержимым. Сестра отчаянно протестовала, повторяя, что шуба, чернобурки, жемчуг, драгоценности принадлежат всей семье, а не только мне одному. Но все протесты были бесполезны. Ее даже не стали слушать и покидая квартиру Сары они взяли с собой все. Сестра рыдала, видя этот грабеж.

Наташа пришла внезапно после ухода МГБ. Она стала рыдать, притворяясь, что всегда была солидарна со мной и очень сильно переживала о происшедшем.

 

- 186 -

Устроив сцену скорби, Наташа пыталась, как могла, утешить Сару. В действительности, все происходившее была лишь ее игра и ничего не означало, за исключением попыток доказать, что она не является агентом МГБ. Она осталась в квартире сестры до рассвета.

Сара подозревала Наташу и получила подтверждение от одной из ее знакомых, работавших с ней в Дайренском филиале "Совэкспортфильма", в том, что она работала на МГБ.

Шло время, а от меня не было никаких известий. Сара пыталась как-то сохранить дружеские отношения с Наташей и приглашала ее в гости. Наташа отвечала таким же приглашением, в том числе на ужин, доставала ей разного рода деликатесы и талоны на продукты, которые в городе было трудно приобрести, дарила подарки ей. По истечении некоторого времени Сара спросила Наташу, знает ли она хоть что-нибудь о моей судьбе. Но ответ был отрицательным. Зато Наташа согласилась пойти с сестрой в дайренский отдел МГБ, чтобы узнать, где я, и что со мной.

Этот отдел размещался в здании бывшего японского штаба рядом с английским консульством и почти примыкал к отелю Ямато. Сара, прежде всего, желала узнать о моем местонахождении, о причинах ареста и о статье обвинения. Находясь в здании, она переговорила с несколькими работавшими там сотрудниками, но дежурный офицер сообщил, что идет следствие, и я нахожусь в Порт-Артуре. Эта была единственная доступная информация.

После моего ареста сестра Гита и ее муж Гена стали избегать встреч с Наташей, которая продолжала жить в нашем доме. Гита захотела узнать возможность получить некоторые из вещей, однако подруга ее Лида предупредила не делать этого, поскольку Наташа в ответ могла как-то заблокировать планируемый выезд семьи в Тяньцзин. Гита последовала совету, а Сара, хотя и знала правду о произошедших событиях, продолжала сохранять дружеские отношения с Наташей. Однако та, зная достаточно много обо мне, не промолвила ни слова.

В один из дней Наташа сообщила Саре о телефонном звонке из порт-артурского МГБ. Они потребовали для меня теплое белье, зимнюю верхнюю одежду и небольшую продуктовую посылку. Сара и Наташа решили вместе поехать в Норг-Артур и лично вручить мне

 

- 187 -

посылку, которую я впоследствии получил, за что был им очень благодарен. То был мой последний контакт с ними в Китае.

Как-то, при встрече на улице, Наташа спросила Сару о причинах столь сухого отношения к ней, ибо сестра никогда не раскрывала ей свои мысли и чувства. Сара ответила, что ничего не скрывает, да, собственно говоря, и скрывать-то нечего.

- Чувствую, что у тебя обо мне предвзятое мнение, — сказала Наташа.

- Наоборот, я ничего не имею против тебя, остаюсь довольной нашими встречами и ты всегда желанный гость в нашей квартире.

Наташа молчала, понимая чувства к ней со стороны Сары. Эта, с позволения сказать, дружба, продолжалась до решения Сары и Фили выехать в Израиль.

Тем временем, в Дайрене не прекращалась кампания арестов. Советские власти арестовали многих евреев и депортировали их в Россию. Дайренцы находились в стрессе, депрессии, страхе и были озлоблены на действия властей. Молодые дайренцы понимали, что их жизнь будет навсегда искалечена в результате ареста органами МГБ и последующей депортации. Бизнесмены опасались конфискации источников своих материальных благ, ареста, ссылки. У евреев Дайрена возникла срочная необходимость решения проблемы их будущего пребывания в городе.

Китайские коммунисты, разгромив на материке Гоминдана, установили на территории страны новую власть. Нанкинское правительство, возглавляемое Чан Кайши начало срочную эвакуацию. Народно-освободительная армия Китая, продолжая преследовать части Гоминдана, заняла основные города севера - Пекин, Тяньцзин, всю территорию Маньчжурии.

Дайрен пока оставался оккупированным советскими войсками. Работала военная комендатура, органы МГБ. 1-го октября 1949 г. провозглашена КНР. Председателем КНР стал Мао Цзе-дун, премьером и министром иностранных дел - Чжоу Эн Лай. В 1950 г. управление гражданскими делами города было передано китайским властям.

Молодые евреи Дайрена провели митинг, на котором обсудили свое будущее. До ареста я присутствовал на одной из таких встреч,

 

- 188 -

поскольку после возвращения из Японии в 1945 г. занимался поисками путей возможного бегства из города.

Второй митинг евреев Дайрена состоялся уже после моего ареста. На нем обсуждался вопрос окончательного исхода евреев Дайрена из Китая. На этой встрече присутствовали Вилли ЭШ, Нора Гершгорина, Гриша и Лили Векслер, Пол Векслер, Цимириновы, мои сестры Сара и Гита с мужьями Геной и Филом, и другие. Все они пожелали выехать в Израиль.

На встрече было принято решение всем подать заявления в советскую комендатуру Дайрена о выдаче выездных виз для последующего переезда в Израиль. Чтобы проверить, как будут развиваться события, первым подателем такого заявления стал по добровольному желанию Гена. Остальные затем последовали его примеру через неделю, увидев, что Гена не был арестован советскими властями. В ожидании ответа прошло томительных восемь месяцев. Затем заявителей вызвали в комендатуру, где было объявлено, что Москва отказала в просьбе выдачи виз.

Но евреи Дайрена не теряли надежду. От прибывших из Тяньцзина им стало известно, что местное отделение еврейского агентства ДЖОЙНТ оказывало помощь желающим иммигрировать в Израиль путем чартера кораблей из Гонконга. Поэтому желающим выехать следовало, прежде всего, прибыть в Тяньцзин. Их пребывание в городе и дальнейший маршрут должен был обеспечить ДЖОЙНТ путем чартера морских судов до Гонконга из которого самолеты, именуемые "Летающий тигр" доставят иммигрантов в Калькутту, а оттуда в Израиль.

Проблема заключалась в том, как евреи Дайрена могли бы прибыть в Тяньцзин. Этот вопрос обсуждался всеми. Как и во всех сложных вопросах было найдено достаточно простое решение. Так как Гена был первым добровольцем, обратившимся в советские органы за выездной визой в Израиль, он, работая в Дальэнерго, использовал положенный отпуск летом, уговорив своего начальника дать ему разрешение посетить друзей в Тяныгшне. Там ему удалось заполучить фиктивные письма с предложением высокооплачиваемой работы. Вернувшись, Гена разработал конкретный план действий. Своим поведением и невыполнением заданий, он довел босса до такого состояния, что тот

 

- 189 -

попросту уволил Гену. Затем, под предлогом наличия приглашений на высокооплачиваемую работу, он немедленно обратился к китайским властям Дайрена за разрешением выехать в Тяньцзин. Две недели спустя Гена, Гита, дочь Лиза и мама Гены получили визы от китайских властей Дайрена.

Гена с семьей были первыми евреями Дайрена, покинувшими город по железной дороге. В Тяньцзине их встретили представители ДЖОЙНТа. Их разместили в отеле "Савой", владельцами которого была семья Бронфман. По методу, апробированному Геной, перебрались в Тяньцзин и остальные.

Через три месяца все евреи, подавшие заявления на получения виз, стали выезжать из Дайрена в Тяньцзин. Среди них была и моя сестра Сара, ее муж Филя, члены их семьи, мой лучший друг Вилли Эш, его сестра Фаня и их мама. В группе отъезжающих также находились и соученики, друзья по академии Мэринол - Нора Гершгорина с родителями, Поль, Гриша, Лили Векслер (она задержалась впоследствии в Шанхае до 1957 г.), семьи Шифрин, Голбрахи, Ставицкие, Бронфманы, Лев и Галя Горенштейны, и много других хорошо знакомых мне дайренцев.

Незадолго до их отьезда, Наташа пришла попрощаться с Сарой и Филом и просила написать ей о жизни в Израиле. Пришла и китайская няня - Ама, служившая у нас с двадцатых годов после возвращения отца из Америки в Китай. Мы, дети, были фактически ее воспитанниками с самого раннего возраста и очень любили ее.

3-го января 1951 г. первая группа евреев Дайрена прибыла в Израиль. Их разместили в центрах абсорбции Холона и Хайфы. Прибывшие вскоре нашли работу, приобрели квартиры и, в конечном счете, стали израильтянами, полностью абсорбировавшись в этой столь дорогой для нас стране.

Что касается Наташи, то ее переписка с Сарой продолжалась несколько лет. Она отправляла посылки из Дайрена, так как в те времена жизнь в Израиле была очень трудна, и все снабжение населения продуктами было по карточкам.

Как-то Наташа попросила Сару отправить ей приглашение на посещение и переселение в Израиль. Получив такой документ, она дважды ездила в Шанхай, пытаясь покинуть Китай с иммигрантами,

 

- 190 -

отъезжающими в Израиль. Но все ее усилия были безрезультатными. Ее не взяли из-за ее русской национальности. И каждый раз она возвращалась в Дайрен. Трудно скачать точно, были ее предполагаемый переезд в Израиль ее личным выбором, или она была всего лишь пешкой неких сил, посчитавших полезшим и выгодным для себя ее пребывание в той стране. Сейчас можно только гадать.

Не имея возможности выехать в Израиль, Наташа решила выехать в Россию с семьей и ее русским другом. Для нее это был единственный выход из столь затруднительного положения.

В 1957 г. Гита с Геной и детьми решили переехать в США, к старшей сестре Фриде, проживавшей в гор. Феникс (штат Аризона). Будучи в США, они неоднократно встречались с многочисленными родственниками, проживавшими в стране, - дядями, тетями, тещами, кузенами. Поначалу семья Гиты решила остаться в Фениксе, но ввиду серьезных трудностей с работой, они уже было решили вернуться в Израиль. Однако проживавшие в Нью-Йорке отец и мама Гены пригласили их к себе. Невзирая на просьбы и убеждения Фриды не покидать Феникс, Гита и Гена решили попробовать найти свое материальное благополучие и будущее на новом месте.

Первое время, в период своей адаптации в Нью-Йорке, они получали материальную поддержку от родителей Гены. В конечном счете, Гена получил работу в аэропорту имени Кеннеди. Через несколько лет они приобрели двухэтажный домик в Бруклине и поселились в нем с детьми Лизой и Дэни. Они, наконец, были дома, в Америке - стране их общей мечты.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.
 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=10674

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен