На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
64. Олег-Альфонсас Уникаускас ::: Гершман М. - Приключение американца в России ::: Гершман Морис Давидович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Гершман Морис Давидович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Гершман М. Д. Приключения американца в России (1931–1990). - Нью-Йорк, 1995. - 314 с.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 259 -

64. Олег-Альфонсас Уникаускас.

 

В 1964 году мне посчастливилось познакомиться с очень интересными людьми: Олегом Уникаускасом - литовцем, прекрасным фотографом; Пьером Супье, французом, художником и музыкантом; и наконец, с супругами: Шурой Жемелёвой, родившейся во Франции, но русской по происхождению, и Жорой Хохловым - русским, но китайцем по рождению, так как он родился в семье послереволюционных русских эмигрантов в китайском городе Харбин, где обитала в то время многочисленная русская община. Китайцем, конечно, я называл его в шутку, так как более русского, как по облику, так и по сущности не часто встретишь.

Олег Уникаускас, рождения 1925 года, отсидел 10 лет по 58-й статье. Он мне рассказал, что срок заработал при немцах, но за что, не прояснил. А я не настаивал. С ним мы сблизились, работая вместе в райбыткомбинате, я - художником, он - фотографом. Трудно было назвать его просто фотографом, так как в действительности это был великолепный мастер, художник, что и отразилось впоследствии в его многочисленных выставках как в Сибири, так и в Москве и Литве. Меня, например, и мою семью он фотографировал столько раз, что до сих пор у меня сохранилось много самых лучших в моей жизни снимков. Он выгодно отличался от других, в том числе и от меня, тем, что готов был творчески работать ни за понюшку табаку, то есть совершенно бесплатно, лишь бы ему позволили устраивать свои персональные выставки. Я же, грешным делом, этим похвастаться не мог, работал только ради заработка. И вообще, Олег был очень общительным и весёлым парнем. У него был довольно сильный голос, и он пел в хоре, участвовал в самодеятельности. При ходьбе он чуть косолапил, но парнем был довольно интересным, что и привело его, видимо, к какому-то "сдвигу по фазе" - без ложной скромности он считал, что любая женщина, уловив его похотливый взгляд, мгновенно влюбится в него по уши. Мы шутили по этому поводу, что это ему подсказывает больное воображение, что увидя его назойливый взгляд, женщины смотрят на него, мягко говоря, с удивлением: что, мол, за псих уставился на них...

 

- 260 -

Но ничего не помогало, - раз женщина смотрит, следовательно, как минимум, он понравился... В конце 60-х он переехал из Тайшета в г. Братск, где и обосновался. Было жаль с ним расставаться.

С Пьером Супье познакомил меня тот же Олег. Пьер родился во Франции в 1925 году. Подробной его истории я не знаю, так как не удосужился расспросить его об этом. Знаю лишь, что каким-то образом он оказался в СССР после войны, был арестован, отсидел 10 лет по 58-й и освободился уже в Тайшете, оставшись гражданином Франции. По-русски он говорил слабо, с сильным акцентом, коверкая слова. Когда он сердился на жену, то, путая ударения, кричал на неё: "Ах, ты, чертова бабушка!" Кстати, женился он на бывшей заключённой родом из Югославии, которая русского практически не знала, а французский тем более. Непонятно, как они вообще общались друг с другом. Жизнь у Пьера была не сладкой, -его жена Драга сначала частенько попивала, а затем превратилась в настоящую алкоголичку. Но, при всём при этом, они умудрились произвести на свет мальчика, дав ему имя Морис. В 1968 году Пьер добился разрешения на выезд из СССР с семьёй, и они уехали во Францию, откуда я получил единственную весточку, - открытку, в которой он коротко написал: "Я у Франция, живу в матере". Вскоре его жена умерла от рака, а он женился на богатой фермерше из провинции, и, как он пишет своим друзьям, совершенно счастлив.

/... Много позже, когда Шура Жемелёва побывала во Франции у своей сестры и заодно заехала в гости к Пьеру, тот показал ей книгу французского писателя: "Француз в ГУЛАГе", в которой описывалась судьба Пьера, коварно захваченного агентами МТБ, и его подробнейшая биография, не имеющая к нему никакого отношения. Дело в том, что один наш общий знакомый, тоже француз, только армянского происхождения, сидевший с нами в лагере, вернувшись во Францию, посчитав мою биографию, вероятно, более занимательной, чем Пьера, посвятил в неё этого литератора, заменив мою фамилию - я ведь не француз - на фамилию Пьера. Пьер же, прочитав книгу, пригрозил автору судом.../

Как я уже упоминал, в том же году я познакомился с супружеской парой: Жорой Хохловым и его женой Шурой Жемелёвой, с которыми мы подружились семьями. Видеться нам сейчас почти не приходится, так как они живут в Серпухове, а мы - в Нью-Йорке.

Георгий Андреевич Хохлов, Жора, родился в 1926 году в Манчжурии, в городе Харбине, куда эмигрировали его родители после Октябрьского переворота 1917 года в России. Детство и юность провёл там, учился в русскоязычной школе, сохранил язык, на котором говорили в семье. В 1945-ом, когда в Харбин вошли советские войска, Жору, как и тысячи других выходцев из России, репатриировали на "родину", в СССР. С первых же дней после принудительного приезда он хлебнул в полной мере все прелести пересыльных лагерей и тюрем, пока не дождался своей

 

- 261 -

очереди на срок по 58-ой статье за "измену родине". На исходе почти десяти лет лагерей он освободился по реабилитации, оставшись жить в Тайшете, где до этого был в заключении.

Его жена, Александра Владимировна Жемелёва, Шура, родилась тоже в семье русских эмигрантов, но во Франции, в городе Туре. После войны её родители, а вскоре и Шура, вернулись в СССР и обустроились в подмосковном городе Нарофоминске. Её сестра осталась во Франции, где и живёт по сей день. Через пару лет, кажется в 1948-м, почувствовав, что не так уж и сладостно, как показалось ей, жить в этой стране, её потянуло в родные пенаты, к сестре во Францию. Получив, по её словам, в посольстве французский паспорт, и изготовившись в самое ближайшее время отбыть на родину, она попала на Лубянку, где и оставила доказательства французского гражданства, получив срок по 58-й статье. Пробыла в тюрьмах и лагерях приблизительно столько же, сколько и её муж Жора.

Познакомились они после освобождения, когда у Шуры уже был сын от первого брака. Жили они в невзрачном, барачного типа доме, но Шура со вкусом обставила свою квартиру и там стало довольно уютно.

Как она рассказала, от французского гражданства она отказалась, в связи с чем приобрела статус лица без гражданства. Но затем, уже позже, они оба приняли советское гражданство. Сейчас живут в г. Серпухове.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru