На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Проводы Анастаса ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     
 
- 99 -

Проводы Анастаса

 

А  вскоре, в марте двадцать первого, нас стали отзывать из Баку за борьбу с дашнаками. И первым отозвали Анастаса, поскольку он возглавлял эту борьбу. Его посылали в Нижний Новгород. Это казалось нам всем ужасным как ссылка. Уехать из родных мест, с Кавказа, куда-то на север. Мы все очень его жалели.

Он уговаривал меня поехать с ним: - Неужели ты отпустишь меня одного в чужие края, на север, на чужбину? Неужели ты не поедешь со мной?

- Очень тебя люблю, Анастас, но поехать с тобой не могу. Уехать с родины, когда мы столько лет боролись - тогда это казалось, что столько лет!

 

- 100 -

- и теперь, наконец, победили. Это, конечно, ужасно, что тебя посылают туда, на север, но я поехать не могу. Это даже к лучшему, жизнь сама решает за нас, мы расстанемся и перестанем ссориться.

Тогда мы простились с ним, и он ушел.

В честь его отъезда был устроен вечер, но я не пошла туда - зачем? Когда все говорили о наших с ним отношениях... Прощаться на людях, чтобы все смотрели и говорили - вот, она не поехала с ним... И я помню, он ушел, а я долго сидела около балкона в своем кабинете, где я и жила. Мне было очень грустно, что он уезжает, что я лишаюсь близкого друга.

Долго я так сидела и вдруг вижу, идет Левой Мирзоян.

-    Оля, пожалуйста, пойдем. Анастас очень грустный и мрачный, приди хоть ненадолго проститься.

-    Я уже простилась.

-    Пойдем, очень прошу тебя.

Он долго все уговаривал меня, даже встал на колени.

-    Пойдем, я прошу тебя.

-    Нет, не пойду. Зачем я буду прощаться с ним на людях? Мы уже простились.

Потом я говорю: - Тебя Анастас послал?

- Нет, он не посылал, но мы все видим, какой он грустный, и я пошел за тобой.

Я говорю: - А зачем ты тогда Сурену сказал, что у нас с Анастасом уже все?

- Так я думал. Вы все время спорите, ругаетесь. Все так думали. Потом говорит: - Оля, теперь мы уж на вечеринку опоздали. Пойдем, еще успеем на вокзал, пойдем, хоть там простишься. Так он просил, все уговаривал меня, наконец я говорю:

-    Иди, Левой, а то ты меня уговариваешь и сам опоздаешь, поезд уйдет.

И он ушел. А потом опять пришел.

-    Ну что, проводили?

-    Да, было очень много народу. Все пришли на вокзал, только ты не пришла.

-    Ну вот видишь, зачем бы я пошла, и так много народу.

-    Скажи, ты догадалась?

-    О чем?

-    Ты хитрая, ты догадалась, да?

-    Нет. А о чем я должна была догадываться?

-    Неужели ты не догадалась? Ведь мы хотели украсть тебя. Заманить тебя на вокзал. А там я бы тебе сказал, Оля, давай зайдем проститься в купе, и там бы уж нас заперли, поезд бы тронулся. Потом где-нибудь я бы сошел, ты бы поехала, уж не будешь же возвращаться, когда все будут знать, что ты поехала.

 

- 101 -

Я говорю: - Неужели это Анастас придумал?

Да нет, я вижу, что он такой мрачный, я ему предложил, давай увезем насильно. Поэтому я тебя так и уговаривал. Значит, ты с Суреном остаешься?

На другой день я поехала к Сурену в Черный город. Он говорил потом, что очень волновался. Он не знал, уехала я или осталась? Хоть я и сказала, что я не поеду с Анастасом, но он боялся, вдруг я перерешила. Вскоре меня послали в Черный город, и мы стали жить вместе. Анастас прислал с дороги письмо, очень большое: "Ты не поехала со мной. Я еду один на чужбину. Мне грустно и одиноко".

И как-то раз Сурен нашел это письмо, поднял его высоко в руках, так что я не могла дотянуться.

Я говорю: - Как ты смел брать мои письма?

А он говорит: - Ты сказала, что с его отъездом, наконец, все кончилось, а сама хранишь его письма.

- Вот, вот! - и высоко наверху порвал письмо много-много раз.

Мы прожили в Баку полгода. В ноябре двадцать первого нас тоже отослали на работу  в Брянск. Все считали нас с Суреном мужем и женой. По дороге в Ростове мы встретились с Анастасом у Левы Шаумяна. Анастас выписал к себе в Нижний Новгород Ашхен, и скоро она должна была родить. Мы долго с ним сидели и говорили, Сурен спал в соседней комнате.

-   Ну вот, ты не захотела поехать со мной. Ты теперь с Суреном. А я с Ашхен. Ну вот видишь, теперь уж все. Теперь я буду заботиться об Ашхен. Теперь моя жена Ашхен.

-   Хорошо тебе?

-   Да, хорошо.

А еще, когда Ашхен ехала к нему, она ехала через Баку и захотела познакомиться со мной. За мной пришли как-то и говорят:

Оля, пойдем, с тобой хотят познакомиться. Я пришла и вижу, Ашхен. Она говорит:

Я хотела с вами познакомиться. Вот и все.

Она не мещанка была. Ей интересно было посмотреть на меня. Ведь ей говорили, что из-за меня Анастас ее бросает.

 

 
 
 << Предыдущий блок     
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru