На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Удались только отдельные реабилитации ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 300 -

Удались только отдельные реабилитации

 

Но мне удалось после этого из процесса Бухарина, по которому двадцать два человека проходило, одиннадцать человек поодиночке реабилитировать: Крестинского, Икрамова, Ходжаева, Владимира Иванова... Зеленского. То есть половину людей, прошедших по этому процессу. Таким образом, процесс рассыпался сам собой. И тем не менее Бухарина не удалось.

Что удалось? Удалось Анну Ларину вызвать из ссылки, где она бедствовала, находилась в тяжелейшем положении, и она у нас в ЦК восстановила "завещание", которое он тогда просил ее, молоденькую его жену, зау-

 

- 301 -

чить на память, так как не доверял бумаге. Села за стол, взяла бумагу и восстановила завещание Бухарина на наших глазах.

Удалось из ссылки вызвать старшего брата Бухарина с семьей - и его тоже туда загнали - и все, что можно было, сделать для них в материальном отношении: квартиры, пенсии. Так же и для близкой к Бухарину Светланы Гурвич и Эсфири, ее дочери, которых тоже посадили, но уже в пятидесятом году.

Вся эта работа протекала в стенах Комитета партийного контроля, и благоприятно относился к этой работе только Николай Михайлович Шверник. А его заместители и многие члены Комитета рвали и метали, и поэтому вся работа проходила в очень тяжелых условиях.

Почему я до сих пор не опубликовала это? А что именно?

Ну свои докладные записки?

А какое же право я имею, они же были секретные. Разослала членам Политбюро, положила в архив. Я-то как могу их опубликовать?

Ну сейчас-то можно?

Но у меня же их нет.

А вы себе не оставили?

А разве можно сверхсекретные материалы брать домой? Конечно нет.

Но мне пришлось уйти из ЦК. Я не могла больше там работать. Так же, как и Колесникову и Кузнецову.

Когда Хрущев сложил все это в архив, настолько возобладали силы реакционные, что работать стало невозможно. Они и сейчас там, все эти записки - я думаю, по ним и принимались решения, но почему-то оформление было только юридическое. То, что было опубликовано, носило только юридический характер, в печати партийно-политического оформления не было. Например, пленум, на котором их арестовали, на котором они были осуждены, не упоминался даже. Февральско-мартовский пленум. Так же, как и то, что накануне этого пленума застрелился Орджоникидзе. Этого же нет.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru