На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Уход из ЦК ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     
 
- 326 -

Уход из ЦК

 

Когда я работала над процессами и над убийством Кирова, за мной была слежка. Ведь в мою квартиру НКВДшники ходили, как... я на работу, а они сюда. И я видела, что они приходили и рылись тут, в моих книгах и бумагах. Кроме того, они мне сломали почтовый ящик внизу, мою корреспонденцию проверяли. И меня слесарь с почты предупредил. За вами, говорит, следят. Они ящик ломали вместо того, чтобы отмычками открывать.

Я замечала, что даже после того, как я ушла из ЦК, они лазали тут. Они надеялись, что они что-то найдут. Но я же, конечно, ничего не взяла из ЦК, из этих материалов. Этого же достаточно было, чтобы опять сесть, а я и так просидела семнадцать лет.

И когда я работала, меня предупреждал управляющий делами ЦК, Пивоваров, - имейте в виду, за вами следят. Мне, говорит, комендант доложил. Потом заведующий был руководящих парторганов Чурай, член ЦК, тоже меня предупреждал, что слежка за мной, что все телефоны подключены.

Три предупреждения. Я знала. Он мне сказал даже - все, кто к вам идут, - там же по пропускам ходят - всех берут на учет. Вот так они работали. Восемь раз на секретариате Суслов и Игнатов ставили вопрос, чтобы меня выгнать.

В общем, за эти восемь лет, что я там работала, я потеряла нервов не меньше, чем за семнадцать лет по тюрьмам и лагерям. Такая трепка нервов была, что-то ужасное. И среди этой трепки я эту всю работу проводила. По сути дела и опереться не на кого было. В самом Комитете партийного кон-

 

- 327 -

троля только Пикина и Джурабаев, а всего со Шверником одиннадцать.

И в конце концов они же уговорили Хрущева. Он все материалы положил в архив.

Когда я уже уходила из ЦК, мне из Ленинграда сказали, что с Медведем, начальником ленинградского НКВД, который был расстрелян в 1937 году, дружила одна коммунистка, с ним и его женой, некто Гнедич. Но я не успела ее вызвать. Я уже написала письмо Хрущеву, что прошу меня освободить. Правда, я ему не писала, что это из-за того, что вы так поступили. Написала, что я ослепла. Это правда, я сейчас почти слепая.

И он месяца два не реагировал, а потом они меня отправили на пенсию. И я не успела поговорить с этой Гнедич. А ведь какое это было бы важное свидетельство. Она очень дружила с Медведем. Его же арестовали не сразу, через день-два после убийства Кирова. И он что-то успел дома рассказать.

Или, например, в здании Бакинского комитета РСДРП в 1908 году некто Кузьма, член этого комитета, выступил с обвинением против Сталина, прямо на заседании этого комитета. Сказал, что он провокатор. Вот про этого Кузьму мне говорили, что он жив. Я тоже не успела его опросить. Много я еще могла сделать.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru