На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Концепции структуры советского общества ::: Шарапов И.П. - Одна из тайн КГБ ::: Шарапов Иван Прокофьевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шарапов Иван Прокофьевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шарапов И. П. Одна из тайн КГБ : (К истории инакомыслия в советской России). - [М.] : Изд. автора, 1990. - 116 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 64 -

4. Концепция структуры советского общества

Для пояснения второго и третьего узловых моментов моей духовной эволюции приведу некоторые теоретические рассуждения.

В своей научной работе я все время натыкался на парадоксы нашей жизни. Надо было в них разобраться. Недостаточно что-то отрицать, нужно понять, а уж потом отрицать или признавать. И я решил заняться исследованием этих парадоксов от нуля.

Я прочел все тома сочинений Маркса и Энгельса, Кропоткина, Ленина, Плеханова, Канта, Гельвеция, Аристотеля и других мыслителей, и они предстали передо мной совсем в другом виде, нежели их представляют официальные идеологи. Так, у Марса и Энгельса я нашел такие мысли:

 

- 65 -

«Южные славяне, уже тысячу лет тому назад, взятые на буксир немцами мадьярами, поднялись в 1848 г. для восстановления своей национальной независимости только для того, чтобы одновременно подавить»немецко-мадьярскую революцию. Они — представители контрреволюции. К ним присоединились две нации, тоже давно отжившие и лишенные всякой исторической дееспособности: саксы и румыны из Семиградья» (Сочинения, 1 изд., т. 7, с. 280; изд. 2, т. 6, с. 184).

И далее: «Дело мадьяр далеко не так плохо, как хочет нас уверить подкупленный черно-желтый энтузиазм. Они еще не побеждены. Но если они падут, то падут с честью, как последние герои революции 1848 года, и лишь на короткое время. Тогда на один момент славянская контрреволюция затопит австрийскую монархию всем своим варварством и камарилья увидит, каковы ее союзники. Но при первом же победоносном восстании французского пролетариата, которое Луи-Наполеон всеми силами старается вызвать, австрийские немцы и мадьяры освободятся и кровавой местью заплатят славянским варварам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет эту славянскую лигу и сотрет с лица земли даже имя этих маленьких наций с бычьими головами. В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом» (соч., 1 изд., т. 7, с. 282; 2 изд., т. 6, с. 186).

Я нарочно привел эти две длинные цитаты, чтобы меня не обвинили в выхватывании из конспекта отдельных выражений. Подобные мысли основоположников марксизма высказаны ими и в других сочинениях. Так, в томе 5, на стр. 84 (по 2 изданию) есть такая мысль: «Чем бы ни кончилось восстание, истребительная война немцев против чехов остается теперь единственным возможным выходом». Еще цитата: «На сентиментальные фразы о братстве, обращенные к нам от имени контрреволюционных (славянских, И. Ш.) наций Европы, мы отвечаем: ненависть к, русским была и продолжает быть у немцев их первой революционной страстью: со времени революции (1848 г. И. Ш.) к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности (2 изд., т. 6, с. 305-306).

 

- 66 -

О.Черногории основоположники марксизма говорили как о стране «банды разбойников» (2 изд., т. 9, с, 10).

По поводу этих цитат я обращался в институт марксизма-ленинизма за разъяснениями. Мне говорили, что Маркс и Энгельс ошиблись, но я не согласен с этим. Маркс и Энгельс никогда и нигде не говорили, что они ошиблись в национальном вопросе. И Ленин не говорил этого. Следовательно, классики марксизма стояли за геноцид против славян и некоторых других народов.

У Маркса и Энгельса есть много других мест, хорошо усвоенных Гитлером и Сталиным.

Ясно, что основоположники марксизма считали, что бывают нации прогрессивные (это немцы) и реакционные (славяне и др.) и что поголовное истребление всех реакционных наций будет прогрессом. Решать вопрос о том — какая нация прогрессивная и какая реакционная, естественно, будет та нация, у которой больше силы. Она же будет приводить приговор в исполнение. Гитлер и Сталин усвоили это учение, и, как марксисты, спокойно проводили геноцид. Гитлер уничтожал цыган, евреев, славян, а Сталин — 12 народностей (немцы Поволжья, крымские татары, чеченцы, ингуши, балкарцы, курды, калмыки, черкесы, месхетинские турки и др.)

Книга Гитлера «Моя борьба» на русском языке была издана в Москве по указанию Сталина. Я читал ее в 1928 году. Ныне она, возможно, есть, в ленинском зале библиотеки им. Ленина.

У классиков марксизма и ленинизма я нашел и другие «перлы» и чтобы в голове не образовалась перловая каша, решил в 1957 г. разработать концепцию нашего общественного строя. Эта концепция заняла 10 тетрадей (240 стр.), суть ее, в сокращенном виде, такова:

Человеческое общество — структурное и всегда будет таким. Оно делится на какие-то части, называемые социальными классами. У каждого класса — свои особые функции, а, следовательно, и права. Классы различаются между собой не только по отношению к средствам производства, но и по другим признакам. С ходом времени на первый план выходит то один, то другой признак. Поэтому не должно быть одного застывшего определения класса. По мере развития или деградации общества один класс умирает, другой нарождается, а третий перерождается.

- 67 -

Наше общество деградирует и деклассируется, а когда-нибудь переродившись, начнет снова развиваться. Но до этого очень далеко. А пока идет, процесс разложения. Дворянство и буржуазия уничтожены в 1917 году, нэпманы не успели сформироваться как класс и тоже сошли с исторической сцены. Потом исчезли с лица земли крестьяне — одни погибли от голода или от каторжной работы в ссылке, другие стали батраками в совхозах и крепостными в колхозах. И все они — без земли. Уничтожено духовенство. Мещанство. слилось с пролетариатом, так как кустарей и ремесленников задавили налогами. Пролетариат сначала был диктатором, но вскоре диктатура пролетариата превратилась в диктатуру от имени пролетариата и над пролетариатом. Этот класс стал лишь номинальным гегемоном общества. В условиях наплыва голодных крестьян в города и при отсутствии безработицы, а главное, в условиях, когда хорошо работать невыгодно, производительность труда рабочих резко упала. Интеллигенция была частично истреблена, частично переродилась, приспособившись к новым хозяевам жизни. Она отдалилась от народа. Лишь низший ее слой продолжает верой и правдой служить народу и вместе с ним бедствовать.

Главное, что произошло в нашем обществе — появился новый класс. Подобного класса не знала история. Основной признак этого класса — коллективная собственность на все богатства страны (земля, заводы, железные дороги, магазины, научные учреждения и т. д.) Ни один из членов этого класса не имеет своей фабрики или своего магазина, но каждый из них - совладелец всех фабрик, магазинов и т д. У народа же нет никакой собственности, кроме той, что он носит на себе, включая незримые цепи. Члены, нового класса распределяют между собой все блага жизни, а лишения оставляют народу. Ленин в 1921 г. говорил, что лишения, вызванные революцией, мы должны распределять не по принципу справедливости, а так, как это выгодно советской власти (том 44. пятого-издания, стр. 45-46).

Государство диктатуры пролетариата при Сталине естественным путем превратилось в мощное устройство по охране интересов нового класса, а КГБ стало над законом.

Численность нового класса—около миллиона человек, разделенных на три или четыре заметных слоя —от самого верхнего (номенклатура ЦК) до самого нижнего (председатели колхозов и районное начальство). Все данные об этом

 

- 68 -

классе охраняются от разглашения более строго, чем военные тайны. Нарушить эти тайны — самое страшное преступление. Народ ничего не должен знать о своих хозяевах.

Высший слой номенклатуры организован как тайная партия внутриоткрытой многомиллионной партии. Последняя лишь по названию считается партией. В действительности же это послушная 'масса плательщиков взносов и «приводные ремни» от тайной партии к массам. Это не сознающие своей роли винтики чудовищной человекоистребительной машины. Это, в основном, честные, но заблуждающиеся люди.

Главный признак нового класса —право каждого его члена на занятие любой должности (от председателя колхоза до министра и выше) независимо от специальности и компетентности. Сегодня номенклатурный работник — директор кожевенного завода, завтра начальник финансового отдела, а послезавтра председатель колхоза или директор музея. Его специальность — руководить, а чем руководить все равно. И везде —.развал работы, за который отвечают его подчиненные. И вот какой парадокс: сельское хозяйство, например, развалилось не только потому, что было плохое руководство, а главным образом потому, что вообще было руководство.

Второй признак — юридический. Это презумпция неподсудности. Какое бы преступление номенклатурный работник ни совершил, ни один суд не возьмется его судить. Только после того, как его исключат из номенклатуры (а это бывает очень редко, когда он причинит большой вред самой номенклатуре) и станет простым гражданином, его можно будет судить. Презумпция неподсудности до революции была только у лиц царской фамилии, да и то неполная, судья у них все же был — это сам царь. У всех других дворян не было этой презумпции.

Третий признак — неуплата налогов. Номенклатурный работник по этому признаку напоминает дворянина — лицо из неподатного сословия. Основной доход номенклатурщика — не та зарплата, которая у всех на виду, а секретные «конвертные деньги». Раз в месяц ему приносят конверт с окладом или двумя окладами (смотря по тому — из какого он слоя). За конверт он даже не расписывается. С этих денег не удерживают ни налогов, ни партийных взносов, ни взносов за займы.

- 69 -

Четвертый признак — особый курс рубля. Номенклатурный работник покупает продукты питания в закрытом магазине по ценам 1926-1927 годов, т. е. по золотому курсу рубля. Рубль номенклатурного работника равен десяти рублям простого гражданина.

Пятый признак — партминимум. При Ленине был партмаксимум, запрещающий номенклатурному работнику получать зарплату выше 300 рублей. Сталин ввел партминимум: номенклатурный работник не может получать ниже определенной суммы, в связи с чем есть должности номенклатурные и неноменклатурные.

Шестой признак — сохранение привилегий после выхода на пенсию.

Седьмой, восьмой и другие признаки — привилегии в медицинском и курортном обслуживании, в поездках за границу, в проживании в любом городе, в устройстве" детей в любое, в том числе закрытое, учебное заведение и т. д.

Интересную мысль о новом классе высказал Ленин: «Появление нового класса непременно вызывает бури в обществе и неуверенность в политике» (сочинения, 4 изд., том 27, стр. 232). Сейчас, т. е. в 1956-1957 гг., такие бури, кажется, наступают.

У номенклатуры своя особая мораль — мораль аморального отношения к народу и преданности своим сочленам. Эта парадоксальная мораль окончательно еще не сформировалась. Ее компонентами служат: ненависть ко всем другим слоям общества, прикрываемая лицемерием, активное безбожие, отрицание общечеловеческой этики, принцип целесообразности («цель оправдывает средства»), замена принципа объективности принципом партийности, презрение к интеллигенции, задирание носа перед заграницей, беспрекословное подчинение начальству и т. д.

Номенклатура объединяет в себе и партию и класс — это чудовищный монстр 20 века.

Классики марксизма говорили, что каждый класс имеет свою партию, выражающую его интересы. Это верно лишь в частном случае. Вообще же все обстоит сложнее, Есть классы без партий и партии вне определенных классов. У некоторых классов бывает По две или большему числу партий или у всех классов — одна партия. А может быть и вовсе стран-

 

- 70 -

ная вещь: партия превращается и класс. Такова, как раз номенклатура всех рангов, а самый верхний слой номенклатуры сформировался как тайная партия внутри открытой многомиллионной «партии», лишь по названию считающейся партией. Число членов тайной партии неизвестно. Оно, видимо колеблется от десяти до ста тысяч. Остальная часть номенклатуры (ее более низкие слои)—нечто вроде кандидатов в члены тайной партии. Ее численность — около миллиона.

Номенклатура создала бюрократию или аппаратчиков. Бюрократы — слуги номенклатуры. Бюрократизм — служит механизмом управления, который находится в руках номенклатуры. Для страны — это страшная болезнь — политический рак — особенно опасна, когда она поражает мозг страны — науку. При этом образуются ужасные метастазы, наука превращается в мракобесие (пример: лысенковщина).

Привилегии номенклатуры создавались сначала для того, чтобы она могла без помех управлять страной, а потом они превратились в самоцель. Управленческие обязанности стали служить охране интересов номенклатуры. Созданы Государственные управления специально для этой цели. Ныне, т. е. в 1956-1957 году, номенклатура полностью сформировалась как эксплуататорский паразитический класс, отличающийся невежеством, хищничество и изолированностью от народа.

Возникает вопрос: откуда взялась номенклатура? Я думаю, она естественно рождена самим народом, его темнотой и страхом. Никто специально ее не выдумывал. И Сталин ее не создавал. Выражение: «культ личности» — неправильное. Дело совсем не в личности Сталина. Его са'мого родила естественно появившаяся номенклатура. Он был ее слугой, распорядителем и управляющим делами. И номенклатуру это устраивало. Ни один тиран не может долго продержаться у власти, если он не выражает интересов значительной массы людей и не опирается на нее. Народ же пассивен и темен, веками воспитан в рабском духе, что отмечали В. И. Ленин и Н. Г. Чернышевский. В одном письме, написанном в 1935 или 1936 г., М. М. Пришвин писал о тернистом пути нашей культуры—«от рабства до раппства» (РАПП—российская ассоциация пролетарских писателей, зараженная агрессивным догматизмом)*. Это письмо, как и весь архив, погибло

 


* В 1926 г. я был членом Тамбовской секции Всесоюзной Ассоциации, Пролетарских писателей (наследница РАПГГа). В вопросах политики я тогда плохо разбирался

 

- 71 -

в 1941 г. при разгроме квартиры в Никольском (под Москвой). Средство покончить с рабством и раппством — просвещение народа. Этот путь долгий и трудный, но единственно эффективный. Ныне народ не способен управлять собой. Если он будет голодным и в стихийном порыве свергнет одну диктатуру, то сделает это только для того, чтобы допустить другую, может быть худшую. Источник всех общественных бед — невежество и забитость народа. Нужна Просвещенная Демократия.

Номенклатура боится просвещения народа и низвела учителей до самого жалкого положения. Их зарплата ниже, чем токаря или пекаря. Номенклатура ненавидит интеллигенцию, даже ту, поддельную, которую сама породила или купила, и внушает эту ненависть народу.

Говорят: бытие определяет сознание, но это верно лишь для неразвитого общества. По мере развития роль сознания повышается и в идеале, сознание будет определять бытие. Движущей силой неразвитого общества служит классовая борьба; а развитого — просвещение.

Номенклатура уничтожает наиболее сознательных граждан, защищающих интересы народа, причем, убивает их руками самого народа. Охранники лагерей и тюрем — простые люди, из народа.

Я долго думал — как назвать новый класс. Сначала я назвал его «новым дворянством» (термин Троцкого), потом отказался от этого, ведь у дворян были честь и образование, а номенклатурные работники — без чести и образования. Потом назвал «коллективными капиталистами» (мой термин), но капиталисты — деловые люди, а номенклатурщики разваливают любое дело. Ленинский термин «государственный капитализм» тоже не подходит, так как государство само зависит от номенклатуры. В конце концов я так и не выбрал названия. Пусть будет «номенклатура».

Социальный строй, в котором номенклатура господствует, назван социалистическим, но что такое социализм? К его определению можно подходить с двух сторон: с теоретической и с практической. Классики марксизма утверждали, что социализм — это такое общество, в котором осуществлен принцип: «От каждого по способностям, каждому по труду». Но может ли каждый гражданин СССР проявлять свои

 

- 72 -

способности и получать по труду? Нет, не может. Способности многих гибнут, не имея возможности проявиться. Государство обеспечивает проявление только способностей к раболепству, демагогии и приспособленчеству. Многие не имеют возможности получить образование, развернуть инженерный или предпринимательский талант, а управляют всем невежественные неспособные люди. При этом невежество всегда агрессивно.

О системе нашего государственного управления можно сказать; это три «не». Некомпетентность управляет незаинтересованностью и порождает несправедливость.

Что же касается вознаграждения за труд, то оно далеко не эквивалентно результатам труда. Номенклатура — присваивает чужой труд. Бездельники, взяточники, спекулянты получают очень много и не по труду, а народ живет в нищете, получает во много раз меньше, чем ему следовало бы получать по труду. Главное зло нашего общества, однако, не в том, что паразиты потребляют очень много, а в бесхозяйственности и в том, что у народа нет побудительных мотивов к более интенсивному труду.

Если исходить из практики, то социализмом надо признать наше нищенское существование с бесправием, преступностью, проституцией, наркоманией, пьянством, развратом.

Таким образом, если правы классики марксизма, то социализма у нас как будто бы нет. Если же права практика, то социализмом надо считать нищету и невежество.

И несмотря на это, официальные идеологи все говорят и говорят о социализме в СССР. Хорошо болтуну с теми, у кого вырваны языки, никто ему не возразит.

Обратимся еще раз к классикам марксизма. В «Коммунистическом манифесте» упоминаются: феодальный, крестьянский, пролетарский и другие разновидности социализма, но что общего между ними? А общее в коллективном владении всеми богатствами страны. Если бы все фабрики, земли, железные дороги и т. д. Англии были в коллективной собственности капиталистов, то это был бы капиталистический социализм. Маркс писал даже о капиталистическим коммунизме (том 32, с. 63). Хотя это и шутка, но в ней что-то есть. Правда, под коммунизмом понимается мечта о бесклассовое обществе. Однако, классы будут всегда, хотя и не обязатель-

 

- 73 -

но, чтобы один из них жил за счет другого. Различие между ними может быть не по признаку эксплуатации.

Социализм — это общественный строй, в котором все средства производства и вообще все богатства страны находятся в коллективной собственности какого-либо одного общественного класса, именем которого та или иная разновидность социализма как раз и называется.

У нас таким классом является номенклатура, следовательно и социализм наш — номенклатурный.

Все другие названия социализма — национальный (гитлеровский), государственный, реальный, развитой, казарменный, гуманный, демократический и т. д. — чисто журналистские побрякушки.

Демократия и социализм — понятие диспартные (несовместимые). Нет и не может быть ни демократического социализма, ни социалистической демократии, как нет и не может быть горячего снега или черных белил (это оксюморон).

В классовом обществе нет и общенародного государства. Государство — всегда было орудием господства одного класса над другими. В этом Маркс прав. А каким оно будет через 30-40 лет — об этом мы пока мечтаем.

Такова, вкратце, моя концепция классовой структуры советского общества, разработанная в 1956-1957 гг.

Позднее я узнал, что тогда же и Милован Джилас написал книгу о новом классе в СССР, но прочесть ее мне не удалось.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru