На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
От автора ::: Шукрулло (Юсупов Ш.) - Погребенные без савана ::: Шукрулло (Шукрулло Юсупов) ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шукрулло (Шукрулло Юсупов)

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шукрулло. Погребенные без савана : Док. повесть / пер. с узб. Э. Умерова. - Ташкент : Ёзувчи, 1995. - 160 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 25 -

ОТ АВТОРА

Вот, скажите мне теперь, за что были подвергнуты таким испытаниям эти несчастные люди? А жене моей, бедной, досталось лиха вдвойне: пережила лихие годины рабской жизни, а теперь выпали новые несправедливости, новые несчастья. Каково ей нынче переносить боль разлуки и унижений; как она, одна, будет растить двух малых детей?

Эти мои нерадостные мысли прервал грубый окрик конвоира, приказывавшего выходить с вещами.

Прав я или нет, сочувствуя безвинным жертвам, объявленным «кулаками», изгнанным с родной земли и погибшим от голода в 1932—1933 годы? И зная, что творила власть с моим народом, я должен был любить «нашу необыкновенную действительность» и создавать «оптимистические», «жизнеутверждающие» стихи? Простят ли эту «действительность» тысячи, сотни тысяч, миллионы ее жертв, их чудом выжившие дети? Нет, конечно. Но разве мог я открыто сказать об этом следователю, обвинявшему меня в недовольстве жизнью, в «пессимистичном», «ущербном» творчестве?! А посмел бы я сказать, что оценку нашей «необыкновенной действительности» он может получить у моей жены, с малых лет испытавшей на собственной шкуре все ее прелести,— через час она оказалась бы в соседней со мной камере, и была объявлена врагом народа!

Сказать нечто подобное — значило исполнить желание следователя. Он бы досрочно «завершил» следствие, дав заключение, что обвиняемый признался во всех предъявленных ему обвинениях, и с радостью передал дело в суд.

С мешком за плечами я вышел в тюремный двор, сел в ожидавший нас «черный воронок». Куда они меня теперь везут?

 

- 26 -

Долго размышлять не пришлось. Проехав минуть пять, машина остановилась, послышался грохот открываемых железных ворот.

Ссадив с «воронка», вооруженный конвоир повел меня по длинному подвальному коридору: «Стой!», «Не оглядывайся!», «Вперед!», «Лицом к стене!». По обе стороны коридора тянулись глухие железные двери. Меня втолкнули за одну из них и заперли.               

Господи, до чего же странно устроен человек! Вот вошел я в камеру, увидел находившихся в ней арестантов и обрадовался безмерно, позабыв обо всех своих тюремных мучениях, на душе стало легко и светло. Не могу сказать, что меня больше всего обрадовало. То ли конец одиночного заточения, то ли более просторная, светлая камера, нежели та, в которой я до сих пор сидел. До чего же мало нужно человеку, чтобы он почувствовал себя счастливым! Этому, верно, и приучали нас день ото дня — довольствоваться малым, радоваться крохам хорошего. И потому, наверное, вспомнилась мне притча, которую слышал давным-давно, будучи еще на свободе. Вот она.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru