На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Приложение №2 ::: Меньшагин Б.Г. - Воспоминания. Смоленск... Катынь... Владимирская тюрьма... ::: Меньшагин Борис Георгиевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Меньшагин Борис Георгиевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Меньшагин. Б. Г. Воспоминания : Смоленск... Катынь... Владимирская тюрьма... - Paris : YMCA-Press, 1988. - 247 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 137 -

Приложение № 2

ПРИГОВОР

именем Российской Советской Федеративной

Социалистической Республики

 

23 апреля 1970 года Судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда в составе:

 

председательствующего КОЛОСОВА Н.Н.

и народных заседателей ГУНДОБИНА Ю.Н. и САЗОНОВА Ф.Д.,

при секретаре ВОЛКОВОЙ З.Д.,

с участием прокурора АБРАМОВА Ф.Ф.

и адвоката РОММА В.Б.,

 

рассмотрев в закрытом судебном заседании в городе Владимире дело по обвинению

КАРАВАНСКОГО Святослава Иосифовича, рождения 24 декабря 1920 года, уроженца города Одессы, украинца, гражданина СССР, с незаконченным высшим образованием (в 1965 году отчислен с 4-го курса филологического факультета Одесского государственного университета в связи с арестом), женат, детей не имеет, судимый 7 февраля 1945 года военным трибуналом Одесского гарнизона по ст.ст. 54-1 «б» и 54-11 УК СССР в соответствии с постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 года к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества, освобожденного из мест заключения 14 декабря 1960 года по постановлению начальника спецотдела Дубравного исправительно-

 

- 138 -

трудового лагеря на основании ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной ВОЙНЫ 1941-1945 ГОДОВ», 13 ноября 1965 года вновь водворен в места лишения свободы для отбытия неотбытого срока наказания по приговору от 7 февраля 1945 года по постановлению прокуратуры СССР от 9 ноября 1965 года, утвержденному Генеральным прокурором СССР,

 

в преступлении, предусмотренном ст. 70 ч. 2 УК РСФСР,

 

Установила:

 

КАРАВАНСКИЙ, отбывая наказание в тюрьме № 2 УВД Владимирского облисполкома и оставаясь на позициях ненависти к советской власти, он в целях подрыва советской власти в течение 1969 года систематически изготовлял и распространял исполненные тайнописью и открытым текстом документы, содержащие клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, а также призывы к отторжению Украинской Советской Социалистической Республики от СССР и свержению там советской власти, возводил клевету на деятельность КПСС и историю ее развития.

Так, в марте-апреле 1969 года КАРАВАНСКИЙ, зная, что заключенный ФОРСЕЛЬ В.Я. освобождается из тюрьмы, передал ему журнал «Вестник Ленинградского университета» № 20 за 1968 год для последующей его пересылки на имя десятилетней дочери судимого в прошлом за особо опасные государственные преступления ПАЛАМАРЧУКА Д.Х., проживающего на станции Ирпень Киевской области. В этом журнале выявлены исполненные КАРАВАНСКИМ тайнописные тексты антисоветского содержания, в частности — враждебное провокационное заявление, адресованное председателю общества культурных связей с украинцами, проживающими за рубежом, и «10 заповедей воина Всемирной армии спасения» для защиты «западной цивилизации».

 

- 139 -

23 апреля 1969 года во время свидания со своей женой СТРОКАТОВОЙ Н.А. КАРАВАНСКИЙ пытался передать ей 69 листов папиросной бумаги с тайнописными антисоветскими текстами «10 заповедей патриота угнетенной страны», «Завещание» и «Прошение», написанные от имени изменника Родины, бывшего бургомистра Смоленска МЕНЬШАГИНА Б.Г. и адресованные в Международный Комитет Красного Креста и Красного Полумесяца, а также всем правительствам, членам и нечленам ООН. В «10 заповедях», предназначенных для распространения, КАРАВАНСКИМ изложены идеи и принципы антисоветской и националистической деятельности, а в «Завещании» и «Прошении» в провокационных целях сообщалось, что якобы в 1941 году польские военнопленные офицеры были расстреляны не немецко-фашистскими захватчиками, а советскими чекистами, и МЕНЬШАГИН якобы арестован и осужден советскими властями не как изменник Родины, а как местный житель, являвшийся свидетелем уничтожения польских офицеров представителями советских органов. Папиросная бумага с выявленными впоследствии тайнописными текстами была изъята надзирателем КОНИНОЙ А.Н. и передана вместе с рапортом администрации тюрьмы.

5 мая 1969 года КАРАВАНСКИЙ передал парикмахеру тюрьмы, из числа заключенных, ЛЕБЕДЕВУ Н.А. письмо бытового характера, в котором тайнописным текстом вновь изложил от имени того же МЕНЬШАГИНА провокационные измышления по так называемому «Катынскому делу», адресовав свою тайнопись в Международный Комитет Красного Креста. Одновременно с письмом он передал ЛЕБЕДЕВУ московский адрес жены осужденного особо опасного государственного преступника ДАНИЭЛЯ Ю.М. - БОГОРАЗ-БРУХМАН Л.И. Передача свертка с письмом и адресом БОГОРАЗ-БРУХМАН была замечена надзирателем НАБИЕВЫМ А., который изъял его у ЛЕБЕДЕВА.

30 мая 1969 года при обыске у КАРАВАНСКОГО в тюрьме были обнаружены журналы, брошюры и другие материалы с тайнописными и открытыми текстами антисоветского и идеологически вредного содержания. Так, в журнале «Украинский

 

- 140 -

язык и литература в школе» № 6 за 1968 год КАРАВАНСКИЙ исполнил тайнописью антисоветский текст «Сэру Бернар[д]у ЛОВЕЛЛУ», в котором опорочивал деятельность КПСС и историю ее развития и призывал к непримиримой борьбе против советского государства; в брошюрах «Математические модели в кибернетике». «Теория и практика научной информации», в журнале «Всесвит» №4 за 19в8 год, на отдельных листах бумаги и в «обшей тетради» он тайнописью и открытым текстом исполнил антисоветские документы под названием «Беседа Ричарду НИКСОНУ...». «10 заповедей патриота насильственно призванного в оккупационную армию», «Завещание», а также стихи идеологически вредного, антисоветского, националистического характера «Кесарь». «Голос». «Тезоименному брату». «Лира». «Если бы», «Бог есть», «Вести из Праги», «Заповедь», «Размышления», «Я — будильник». «Кто ты?», «Подмосковные ритмы», «Владимирские ритмы». «Я—строитель», «Жене», «Ты и я». «Осторожным». Кроме того, тогда же у КАРАВАНСКОГО были изъяты порошки, таблетки и другие предметы, используемые им при написании тайнописных текстов. Находясь в местах лишения свободы, КАРАВАНСКИЙ в течение 1887-1969 годов при переписке со своей женой СТРОКАТОВОЙ использовал условности и направлял в ее адрес тайнописные тексты, изъятые у нее при обыске 30 мая 1969 года.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый КАРАВАНСКИЙ, отрицая вину в предъявленном обвинении, пояснил, что в обвинительном заключении тайнописью не занимался, кто писал в его журналах и брошюрах, он не знает, во время свидания с женой 69 листов папиросной бумаги жене не передавал. письмо ЛЕБЕДЕВУ передавал для жены, но не то письмо, которое находится в деле, стихи «Голос» и «Кесарь» писал не он, журнал «Вестник Ленинградского университета» не передавал ФОРСЕЛЮ, в деле нет заявления 01 имени МЕНЬШАГИНА, а есть заявление от имени МЕНЬШАИНА.

Однако обвинение КАРАВАНСКОГО доказано материалами дела.                             

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФОРСЕЛЬ В.Я. пояснил, что в марте-апреле 1969 года КАРАВАНСКИЙ пе-

 

- 141 -

редал ему журнал «Вестник Ленинградского университета» № 20 за 19в8 год и просил направить этот журнал ПАЛАМАРЧУК Оксане.

Свидетель КОНИНА пояснила, что 23 апреля 1969 года во время свидания с женой СТРОКАТОВОЙ КАРАВАНСКИЙ пытался передать ей 69 листов папиросной бумаги, вложенной в мешочек, который был изъят и передан вместе с рапортом заместителю начальника тюрьмы НИКОЛАЕВУ В.Ф.

Свидетель ЛЕБЕДЕВ Н.А. пояснил, что 5 мая 1969 года КАРАВАНСКИЙ нелегально передал ему письмо и просил направить его по адресу, переданному вместе с письмом, однако факт передачи КАРАВАНСКИМ ЛЕБЕДЕВУ письма и адреса был замечен надзирателем НАВИЕВЫМ, который изъял письмо и адрес.

Свидетель НАБИЕВ А. пояснил, что 5 мая 1969 года во время санитарной обработки КАРАВАНСКИЙ передал парикмахеру ЛЕБЕДЕВУ письмо на листе из ученической тетради и листок курительной бумаги, на котором был написан адрес; письмо и листок папиросной бумаги он — НАБИЕВ - изъял у ЛЕБЕДЕВА и перепал администрации тюрьмы.

Из имеющейся в деле справки (л.д. 160,т.4) видно, что по адресу, в который направлялось письмо КАРАВАНСКОГО с тайнописью. ранее проживала жена осужденного особо опасного государственного преступника ДАНИЭЛЯ Ю.М. — БОГОРАЗ-БРУХМАН Л.И.

Свидетель МЕНЬШАГИН Б.Г. показал, что связи с заключенным КАРАВАНСКИМ он не поддерживал и писать от своего имени провокационные заявления по так называемому «Катынскому делу» КАРАВАНСКОМУ не поручал. Далее МЕНЬШАГИН пояснил, что ему как бывшему бургомистру города : Смоленска обстоятельства уничтожения польских военнопленных офицеров в 1941 году не известны, однако он убежден, что польские военнопленные были расстреляны немецкими фашистами.

Доводы подсудимого КАРАВАНСКОГО о том. что тайнописные тексты могли быть исполнены посторонними лицами, когда он находился в карцере, а его вещей не было при нем, яв-

 

- 142 -

ляются неосновательными, поскольку эти доводы опровергаются показаниями ряда свидетелей.

Так, свидетели ПРОСКУРИНА В.И., ИСАЕВА А.Д. и КОЗЛОВА Г.С. пояснили, что книги и журналы, в части из которых впоследствии обнаружены тайнописные антисоветские тексты, поступали КАРАВАНСКОМУ в запечатанных бандеролях, через тюремную библиотеку, поэтому посторонние лица доступа к ним не имели.

Свидетели ВЛАСОВ И.А., МИТЯШЕВ А.А. и МАКАРЕНКОВ 0.3. пояснили, что КАРАВАНСКИЙ каких-либо претензий по поводу хранения и передачи его личных вещей, среди которых впоследствии обнаружены и изъяты тайнописные антисоветские документы, не предъявлял.

Свидетель МАКАРЕНКОВ пояснил также, что 11 августа 1969 года, когда он проверял посты, после отбоя слышал, как КАРАВАНСКИЙ из камеры № 69 второго корпуса, обращаясь к заключенным, кричал: «Внимание, политзаключенные, говорит КАРАВАНСКИЙ. КГБ все знает и ведет грязную игру».

Заключением графической экспертизы установлено, что перечисленные выше антисоветские документы исполнены подсудимым КАРАВАНСКИМ. Заключением химической экспертизы установлено, что исследованный тайнописный текст исполнен раствором салицилата натрия. На некоторых предметах, изъятых в камере КАРАВАНСКОГО, а именно — на горлышке склянки с пробкой, на заостренном конце палочки длиной 12,2 см и возле заостренного конца половины карандаша, окрашенного в синий цвет, имеются наслоения салицилата натрия; порошки, изъятые в камере КАРАВАНСКОГО, являются салицилатом натрия (л.д. 157, т. 3). Данное заключение экспертизы подтверждено в судебном заседании. Заключением технической экспертизы на предварительном следствии и в суде установлено, что на документах, изъятых у КАРАВАНСКОГО, имеются тайнописные тексты, исполненные салицилатом натрия, которые можно проявлять не в лабораторных условиях.

При наличии приведенных доказательств судебная коллегия считает, что вина КАРАВАНСКОГО в проведении антисоветской агитации и пропаганды доказана. Действия его, с уче-

 

- 143 -

том его прежней судимости за особо опасное государственное преступление, правильно квалифицированы по ст.70 ч.2 УК РСФСР. При определении меры наказания КАРАВАНСКОМУ судебная коллегия учитывает, что он был судим за особо опасное государственное преступление, на путь исправления не встал и вновь совершил особо опасное государственное преступление. Учитывая, что КАРАВАНСКИЙ, отбывая наказание, упорно не желает вставать на путь исправления, судебная коллегия считает необходимым на основании п. 1 ст. 24-1 УК РСФСР признать его особо опасным рецидивистом.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 301-303 У ПК РСФСР, судебная коллегия

 

ПРИГОВОРИЛА:

 

КАРАВАНСКОГО Святослава Иосифовича признать особо опасным рецидивистом и виновным по ст. 70 ч. 2 УК РСФСР и подвергнуть его по данной статье к лишению свободы сроком на восемь лет. На основании ст. 41 У К РСФСР присоединить частично не отбытое КАРАВАНСКИМ наказание по приговору военного трибунала Одесского гарнизона от 7 февраля 1945 года — два года лишения свободы — и к отбытию КАРАВАНСКОМУ С.И. определить десять лет лишения свободы с отбыванием первых трех лет в тюрьме, а остального срока—в исправительно-трудовой колонии особого режима.

Начало срока исчислять с 15 сентября 1969 года.

Меру пресечения КАРАВАНСКОМУ С.И. оставить содержание под стражей. Вещественные доказательства хранить при деле.

Судебные издержки по делу возложить на осужденного КАРАВАНСКОГО С.И.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение семи суток со дня вручения копии приговора осужденному.

 


Председательствующий КОЛОСОВ

Народные заседатели ГУНДОБИН и САЗОНОВ

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.