На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Российский колхоз ::: Липшиц Е.П. - Родословная ::: Липшиц Евгения Павловна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Липшиц Евгения Павловна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Липшиц Е. П. Родословная : Док. проза. XX век. - [Израиль : Изд. авт], 1997. - 170 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 110 -

Российский колхоз.

 

А в это время в 1953 г. разразился сентябрьский пленум ЦК КПСС по сельскому хозяйству. В соответствии с решением этого пленума все агрономы, зоотехники и инженеры, осевшие в городе, должны были ехать в колхозы, совхозы и МТС, поднимать упавшее сельское хозяйство. На наш техникум тоже пришла разнарядка, т.к. добровольно никто не хотел ехать в кишлак, у всех были семьи, а я была не замужем, решили послать меня. Меня уволили и выдали трудовую книжку с записью «В соответствии с решением Сентябрьского пленума ЦК КПСС 1953-54 гг. направляется в распоряжение Самаркандского облсельхозотдела».

Что такое кишлак я уже знала и ехать туда не хотела. Решила рискнуть поехать в Россию и устроиться там. Собрали с мамой денег и я поехала, а мама с Борей остались в Самарканде. В Москве мне удалось договориться с директором плодоприемника на ту работу, которая мне очень нравилась. Но когда он увидел запись в моей трудовой книжке, он не решился взять меня на работу. Пришлось мне идти в Министерство сельского хозяйства СССР. В Министерстве весь вестибюль был заставлен столами, за которыми сидели представители различных областей России и каждый расхваливал свою область. Мне было все равно — ближайший столик оказался с представителем Смоленской области и я, получив подъемные, в декабре 1953 года поехала в Пригорьевскую МТС, Рославльского района, заместителем главного агронома по овощеводству с окладом 1200 рублей. В Пригорье сняла угол у хозяев с двумя маленькими детьми, спала за занавеской в комнате хозяев, а дети спали в крошечной кухне.

В 1954 году целых, не разрушенных в войну домов было мало, хлеб в Пригорье был, кормилась я у хозяев. В моем распоряжении были 10 овощных семеноводческих колхозов, которые никогда не давали семян и лошадь с санями, которую запрячь я не умела. Весной я от лошади отказалась и купила велосипед. Раньше я никогда на велосипеде не ездила. Научилась за 3 дня первомайских праздников. Потом я ездила по колхозам на велосипеде, но за километр от встречного транспорта слезала с велосипеда и ждала на обочине.

Колхозы были расположены в 2-12 км от МТС. Была зима, стала ездить по колхозам, знакомиться с хозяйствами, готовится к весенним работам. В колхозах мужчин не было, за исключением нескольких пьяниц, которые были выбраны бригадирами. Вся молодежь работала в Рославле на стройках, получая мизерную оплату в 300 рублей, но и этому были рады, на хлеб было. Они уезжа-

 

- 111 -

ли рабочим поездом, а вечером возвращались. Многие уезжали насовсем. В колхозах работали лишь старики и старухи, да вдовы с детьми. За работу счетоводы ставили «палочки» трудодни, но за трудодни ничего не платили, или давали по несколько грамм овса. Работали люди соответственно. На работу выходили поздно и больше 2-3-х часов не работали. После работы тащили с места работы все, что можно утащить и столько, сколько можно унести. Народ не голодал. Держали свиней, коров, кур, кормили их тем, что удавалось унести с поля или фермы. Вдовам с детьми приходилось хуже всех. На колхозные фермы страшно было смотреть. Солома с крыш вся была съедена, коровы стояли подвязанные за животы. Свиней кормили конским навозом. Главный зоотехник МТС ничего с этим поделать не могла, а я взялась за выращивание красных помидор на семена, хотя все мне говорили, что в Смоленской области растут только вечнозеленые помидоры.

В феврале во всех колхозах вырыли котлованы под парники, набили их навозом, наштамповали, модные в ту пору, торфоперегнойные горшочки и посеяли помидоры. Весной высадили рассаду. В одном колхозе рассада переросла и я показала, как сажать ее лежа. Внезапно остановился райкомовский «газик», вышел уполномоченный, посмотрел как сажают рассаду и сразу же начал орать. Ему показали на меня. Он начал орать на меня. Я переждала его ор и очень спокойно объяснила ему что, как и почему. У него глаза на лоб полезли. Перед этим, я знаю, он заставил девушку — главного агронома досевать план, когда сеять уже было нельзя, земля пересохла. В том же году впервые во всех колхозах выросли красные помидоры. До семян дело не дошло, все помидоры растащили по домам и засолили. Женщины были чрезвычайно довольны.

Председатель одного колхоза предложил мне перейти из МТС к нему в колхоз агрономом. Но я собиралась поступать в аспирантуру. С Ленинградской аспирантурой ничего не вышло, вернули мои документы и мои отличные отметки.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.