На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПЫТКИ ДОПРОСОМ ::: Боярчиков А.И. - Воспоминания ::: Боярчиков Александр Иванович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Боярчиков Александр Иванович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Боярчиков А. И. Воспоминания / предисл. В. В. Соловьева. – М. : АСТ, 2003. – 320 с. : портр., ил. – (Мемуары).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 247 -

ПЫТКИ ДОПРОСОМ

 

Калябин занимал в Калужском УМГБ пост начальника Следственного отдела. Он всегда был в возбужденном состоянии, а его глаза лихорадочно блестели, как у наркомана.

Однажды он спросил меня о письме к Троцкому, которое мы писали в Алма-Ату, а также о его ответном письме.

Мне не хотелось говорить с Калябиным на эту тему, и я пытался уклониться от разговора. Я спросил:

—  Зачем вам это?

—  Для истории, — ответил он с апломбом всезнайки.

 

- 248 -

—  Историю будут писать историки, а не работники следственного отдела МГБ, — сказал я ему.

Задетый, видимо, за живое, он выхватил из ящика стола «Краткий курс истории ВКП(б)» и воскликнул:

—   Вот она, наша история! Она уже написана!

Он выговорил эту тираду стоя, с приподнятой кверху правой рукой, в которой держал книгу. Глаза у него сверкали, как у маньяка, а губы были искривлены злобной усмешкой.

Я не сдержался и произнес:

—   Вы держите в руках не историю, а ее фальсификацию.

Калябин злобно на меня посмотрел и угрожающе закричал:

—   Не забывайте, где вы находитесь! Вы не у тещи на блинах!

Вслед за этим он нервно спрятал книгу в стол и нажал на звонок. Вошел старшина и повел меня к выходу.

—   На два часа в бокс, — скомандовал Калябин.

Меня бросили на два часа в деревянный мешок, где было темно, тесно и душно. С того дня ко мне начали применять эту репрессию ежедневно. Два раза в день возили на допросы, а потом вместо допроса на протяжении двух недель держали в боксе. Позже я узнал, что Калябина эти две недели не было в Калуге. Он был в Москве, а перед отъездом дал распоряжение отправлять меня ежедневно в бокс.

Таков был этот тюремщик — Калябин*.

 


* Как мне потом рассказывали очевидцы, перед сдачей города из всех калужских тюрем были выпущены на свободу все подследственные и осужденные преступники-бытовики (воры, убийцы, казнокрады). Перед выпуском на волю их заставили копать могилы вдоль стены на всех прогулочных дворах. Когда воров и казнокрадов отпустили на все стороны, чекисты стали выводить из камер на прогулку осужденных и подследственных по политическим статьям — учителей, инженеров, агрономов русской национальности. Всех их поставили у западной степы тюрьмы около вырытых траншей лицом к стене и стали расстреливать из пистолетов в спину... Все расстрелы проводились старшим лейтенантом МВД Максимовым и старшиной Куроедовым. Руководителем расстрелов в городе Калуге в тюрьмах был начальник следственного отдела КГБ, подполковник КГБ — Иосиф Моисеевич Калябин. После смерти Сталина подлеца Калябина судили и расстреляли. — Примеч. авт.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru