На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Никитин Андрей. ПОД ЗНАКОМ ОРДЕНА Е.А.Шиповская и ее воспоминания ::: Шиповская Е.А. - Исповедь рыцаря света ::: Шиповская Елена Аполлинарьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шиповская Елена Аполлинарьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом Сахаровский центр либо касается деятельности иностранного агента Сахаровский центр

 
Шиповская Е. А. Исповедь Рыцаря Света : Воспоминания. - М. : Интерграф Сервис, 1998. - 184 с. : портр. - (Семейный архив).

Следующий блок >>
 
- 5 -

ПОД ЗНАКОМ ОРДЕНА

(Е.А.Шиповская и ее воспоминания)

 

Среди обширной мемуарной литературы XX века, оставленной нашими соотечественниками, записки Е.А. Шиповской занимают совершенно особое место, представленное редким в наши дни жанром «исповедальной прозы». Если быть точным в определениях, то автор пишет даже не о себе, как человеке общественном, а о развитии и становлении своего внутреннего «я», касаясь только тех событий своей внешней жизни, которые поочередно накладывали свой отпечаток на формирование этого глубинного «я» его личности, направляя течение внешней жизни в ту или иную сторону.

Другим столь же важным обстоятельством для понимания и оценки подобной исповеди оказывается тот редчайший случай, когда она является исповедью мистика, человека, глубоко увлеченного идеей служения людям, до конца своих дней сохранявшего верность Ордену тамплиеров и тем высоким идеалам рыцарства, которые были открыты перед ним в юные годы.

И, наконец, следует отметить, что записи эти были сделаны Е.А.Шиповской отнюдь не для публикации, не для постороннего чтения, а как своего рода исполнение «урока», позволившего ей самой оглянуться на пройденный жизненный путь, чтобы увидеть его неслучайность, осознать допущенные ошибки и те преграды на пути своего духовного развития, которые ей удалось преодолеть.

 

- 6 -

Иными словами, отмеченные черты позволяют рассматривать эти записки в качестве редкостного человеческого документа минувшей эпохи, столь бедной искренностью чувств и столь опасливой в их выражении. Для того и другого были достаточно серьезные основания. Внимательный читатель легко поймет, что скупость упоминаемых имен и событий в публикуемом тексте зависела не столько от самоуглубленности его автора или невнимательности к окружающему, сколько от благоприобретенного горького опыта, наложившего отпечаток на все последующие десятилетия жизни после ареста и ссылки.

Елена Аполлинариевна Шиповская, урожд. Вишневская, родилась 18 (30) сентября 1901 г. в Москве, в семье оперных певцов Аполлинария Иосифовича Вишневского (1871—1940), солиста итальянской оперы, затем оперы Зимина, педагога, профессора Московской консерватории, и Елены Ивановны Вишневской, урожд. Махариной (1872—1957), певицы, затем пианистки-аккомпаниатора1. Дата рождения Е.А. Шиповской с несомненностью устанавливается из письма Е.А. Вишневской к А.И. Вишневскому от 18.9.1901 г. в г. Баку, и датировок подписанных семейных фотографий, хотя из надписей, сделанных post factum на обороте некоторых других ранних фотографий, можно вывести 1902 и даже 1903 г. Установление этого факта важно потому, что во всех сохранившихся документах Е.А. Шиповской, начиная с середины 30-х гг., временем ее рождения указан 1904 г., возникший, по-видимому, в связи с затруднениями, испытанными ею в 1933 г. после возвращения из ссылки2.

В 1912г. Е.А. Вишневская поступила в московскую гимназию им. Ломоносова, которую закончила в 1919г. Работая с 1920 по 1924 г. машинисткой в Московском Союзе потребительских обществ, она

 


1 Личный архив А.И. и Е.И. Вишневских находится в РГАЛИ., ф. 3127, Вишневские.

2 См. архив Е.А. Шиповской в РГАЛИ: ф.3127, «Орден Света», Е.А. Шиповская.

- 7 -

с 1921 по 1923 г. одновременно училась в Государственном институте слова, откуда ушла в Московский государственный музыкальный техникум им. Рубинштейна, который и закончила в 1930г.

Вскоре после ухода из Института слова, 11.11.23 г. Е.А. Вишневская вышла замуж за своего бывшего однокурсника А.С. Поля, работавшего тогда в Наркомвнешторге, впоследствии — известного преподавателя истории западноевропейской литературы и театра в московских театральных вузах.

Александр Сергеевич Поль род. в Москве 13.4. 1897 г. в семье драматических артистов С.Ф. Поля (ум. 1912), происходившего из семьи потомственных актеров, и И.А. Поль, урожд. Хаминой. Родители вскоре разошлись. С 1911 по 1916 г. А.С. Поль жил в семье известного деятеля российской педагогики И.Я. Герд, закончив в 1916 г. «Выборгское восьмиклассное коммерческое училище в Петрограде». В 1920 г. А.С. Поль поступил на общественно-педагогическое отделение Факультета общественных наук 1-го МГУ и на ораторское отделение Института слова; в 1921 г. переведен на отделение внешних сношений 1-го МГУ, и оба вуза закончил к осени 1923 г. С 1922 г. А.С. Поль работает в различных учебных заведениях и учреждениях — Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада, Институте слова, Наркомвнешторге, на Курсах живого слова, в Наркомторге и т.д.

Начиная с 1924 г., сначала А.С. Поль, а затем и Е.А. Поль, через театрального художника Л.А. Никитина знакомятся с индологом и поэтом П.А. Аренским и получают посвящение в одном из «рыцарских» кружков «Ордена Света» и его подразделения — «Храма Искусств», являвшихся филиациями российского Ордена тамплиеров, основанного А.А. Карелиным в 1920 г. Ведущую роль здесь иг-

 

- 8 -

рали такие известные деятели театрального мир Москвы 20-х гг. как режиссер и актер Ю.А. Завадский, В.С. Смышляев, Р.Н. Симонов, математик московских вузов, А.А. Солонович, возглавивший Орден после смерти А.А. Карелина, Е.К. Бренев С.Р. Ляшук, географ А.С. Барков, литературоведы Н.В. Водовозов и Д.Д. Благой, искусствовед а.а. сидоров и многие другие представители московской интеллигенции, в свою очередь связанные с московским театральным миром. Государственной академией художественных наук (ГАХН), Музеем П.А. Кропоткина, Музеем Л.Н. Толстого и другими культурными учреждениями3.

Широкомасштабная акция, проведенная против мистиков органами ОГПУ летом и осенью 1930г. захватила и Полей: 14.9.30 г. был арестован А.С. Поль, 24.9.30 г. — Е.А. Поль. Члены «Ордена Света» обвинялись в антисоветской агитации, контрреволюционной деятельности, распространении антисоветской литературы, причем главным основание» обвинения явилась рукопись книги А.А. Солонович о М.А. Бакунине и листовка с призывом к восстанию обнаруженная у И.Н. Иловайской (Уйттенховен). Сохранившиеся в следственном деле «Ордена Света» подробные показания А.С. Поля и Е.А. Поль, которые даются в приложениях, наряду с показаниями Ф.Ф. Гиршфельда и В.Ф. Шишко являются одни» из основных источников наших сведений о составе и деятельности «рыцарских» кружков4 и о само» движении, охватившем в 20-е гг. широкие круга творческой и научной интеллигенции Москвы в Ленинграда.

Постановлением Коллегии ОГПУ от 13.1.31 г А.С. Поль был приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей на строительстве Беломорканала, Е.А. Поль — к трем годам ссылки в За-

 


3 Подробнее о московских тамплиерах и деле «Ордена Света» см.: Никитин АЛ. Заключительный этап развития анархистской мысли в России. // Вопросы философии, 1991, № 8, с.89—101; он же. Мистические ордена в культурной жизни советской России. // Russian Studies, СПб., 1995, т.1, вып.4, с.189—276; он же. Мистики, розенкрейцеры и тамплиеры в советской России. М., 1998.

4 См. Приложения.

- 9 -

падную Сибирь, которую она отбывала в с. Рыбино, районном центре Омской области, где работала машинисткой в райисполкоме. Обо всем этом Е.А. Шиповская пишет в своих воспоминаниях, к сожалению, весьма кратких, останавливаясь лишь на основных событиях своей жизни.

По возвращении из ссылки Е.А. Поль обнаружила, что счастливый поначалу брак с А.С. Полем распался5. Лишенная права жительства в Москве и вынужденная как-то устраивать свою жизнь, Е.А. Шиповская путем фиктивного замужества, развода, возвращения себе девичьей фамилии и, по-видимому, изменения года рождения, смогла прописаться окончательно в Москве у родителей. В последующие годы она работает сначала машинисткой, затем певицей — в Детском театре, в Доме ученых и даже в Областной филармонии г. Витебска, будучи одновременно в 1937—1941 гг. студенткой Центрального заочного музыкально-педагогического института в Москве (1937—1941). В 1939 г. она выходит за виолончелиста П.А. Шиповского, окончательно меняя фамилию, но возвращается в Москву только в феврале 1941 г. после смерти своего отца.

Закончив в 1941 г. Центральный заочный музыкально-педагогический институт со специальностью певца-педагога, в 1944 г. Е.А. Шиповская заканчивает экстерном по этой же специальности Институт Гне-синых. С 1941 она работает педагогом по вокалу на музыкальных курсах Сокольнического района, с 1943 г. одновременно работает в такой же должности в Музыкально-педагогическом училище, а с 1950 по 1967 г.— в педагогическом училище №3 Мосгорисполкома. Кроме того, с 1957 г. на протяжении восемнадцати лет ЕА.Шиповская преподавала вокал в театральном училище им. В.И.Немировича-Данченко при МХАТе.

 


5 После досрочного освобождения в начале 1933 г., о чем рассказывает в своих воспоминаниях Е.А. Шиповская, А.С. Поль с лета 1933 по май 1934г. работал начальником контрольно-планового отдела Балахнинских лагерей ОГПУ (Горьковская обл.), затем начальником Культурно-просветительной части Прорвинских лагерей ОГПУ (Астраханская обл.). Это позволило ему вернуться в Москву и продолжать работу в московских вузах — в училище Московского Камерного театра (1934—1937 гг.), в Московском городском театральном училище (с 1937г.), во ВГИКе (с 1939г.), в ГИТИСе (с 1944г.), в Школе-студии им. В.И. Немировича-Данченко при МХАТ, ставшей его основным местом работы с 1957 г. Блестящий лектор, широко эрудированный специалист в области западноевропейской культуры вообще, А.С. Поль рано снискал заслуженную славу исключительного лектора и педагога, память о котором жива и сейчас среди его учеников, спустя десятилетия после его смерти 31.07.1965г. Архив А.С. Поля, за исключением некоторых его статей, фотографий, связанных с преподавательской деятельностью, и т.п. документов, переданных его вдовой Е.Г. Гнесиной в рукописный отдел Научной библиотеки СТД, находится в РГАЛИ (ф.3127, «Орден Света», Поль А.С.).

- 10 -

Умерла Е.А. Шиповская 5.4.93 г. в Москве, и прах ее похоронен на Введенском (Немецком) кладбище вместе с родителями.

Несмотря на то, что Е.А. Шиповская — тогда Е.А. Поль — была дружна с моими родителями еще с середины 20-х годов, а наши дружеские связи с А.С. Полем поддерживались вплоть до 1956 г., я познакомился с нею очень поздно, за несколько лет до ее смерти, когда она предприняла попытку разыскать меня через Е.Г. Гнесину, последнюю жену А.С. Поля. По времени это удивительным образом совпало с началом моей работы над следственными делами членов «Ордена Света» и над открытием российских тамплиеров в целом как мощного духовного движения, поэтому помощь свидетеля и участника этих событий, сохранившего практически весь корпус орденских легенд, была для меня поистине бесценной.

Наши продолжительные беседы с Е.А. Шиповской, выяснение терминологии тамплиеров, характеристики людей, участвовавших в орденском движении, с которыми она была знакома, объяснение сокращений, употреблявшихся в практике орденского «самиздата», переданные ею остатки машинописного и рукописного архива последующих лет,— все это позволило расширить поиски и постепенно связать воедино разрозненные факты и имена6.

После смерти Е.А. Шиповской остались рукописи, связанные с ее профессиональной деятельностью (о А.С. Даргомыжском, Дж. Верди, П.И. Чайковском, о методологии работы педагога-вокалиста), однако действительный интерес для истории русской культуры представляет не эта, а другая, для большинства окружающих абсолютно неизвестная сторона ее жизни. Дело в том, что будучи принята в Орден

 


6 Никитин А.Л. Тамплиеры в Москве. // Наука и религия, 1992, №4—12; 1993, №1—4, 6—7.

- 11 -

тамплиеров в 1924г., а затем и осужденная за участие в орденской деятельности к высылке, Е.А. Шиповская и по возвращении из ссылки не считала себя выбывшей из Ордена.

Возвращение произошло в середине 50-х гг., когда на квартире А.С. Поля и Т.Д. Смирновой на Б. Грузинской в Москве, с которыми у нее восстановились дружеские отношения, она встретила своего давнего руководителя по Ордену — М.В. Дорогову. Как выяснилось, все эти годы здесь собирался кружок мистиков, на котором обсуждали произведения мистического и религиозного содержания, происходили медитации, поднимали вопросы самоусовершенствования человека.

Войти в состав этого кружка Е.А. Шиповская смогла, как она пишет в своих воспоминаниях, незадолго до смерти матери, т.е. в 1955 г. В этот период занятия направлялись двумя руководителями — М.В. Дороговой и В.М. Разумовой, старинной знакомой А.С. Поля. Сам же кружок приобрел розенкрейцеровскую окраску с уклоном в восточную эзотерику. Он назывался «Орден Востока», а верховное руководство — как считали его участники— осуществлялось одним из «махатм» по имени Рабинандр (сокращенно — Ра), отправлявшим свои послания участникам через В.М. Разумову и, в меньшей степени, через М.В. Дорогову, что можно видеть по записям обращений «махатмы» к участникам кружка и по изложенному с его слов «Учению о Космосе», записанному В.М. Разумовой7.

В работе кружка принимали участие Н.М. Ронжина — Эльмар (Э-ар) и В.М. Разумова — Эманель (Эм-эль), Е.А. Шиповская — Эллала (Эл-а), А.С. Поль — Эмантэаль (Эм-аль), Т.Д. Смирнова— Эманэль (Эм-эль) и М.В. Дорогова — Эраманэт (Эр-эт). Кроме того, в занятиях участвовала давняя приятель-

 


7 РГАЛИ, ф.3127, «Орден Света», Шиповская Е.А.

- 12 -

нища А.С. Поля А.С. Покровская, в 20-х годах принадлежавшая к кругу антропософов, а также несколько человек молодежи из учеников С.А.  Поля по театральным вузам, присоединившихся в 50—60 гг.

Как можно видеть по сохранившимся документам, отложившимся в фонде Е.А. Шиповской в РГАЛИ, основная работа кружка шла в плане самоусовершенствования посредством медитаций на заданные темы (о единстве, вечности, воле, о вихре, о карме и милосердии, о кресте, вере, жалости и т.п.), путем составления самоотчетов. Проводились занятия с арканами Таро, начатые в конце 20-х гг. еще с известным искусствоведом и историком книжной графики А.А. Сидоровым, продолженные теперь М.В. Дороговой, и даже своего рода «выездные семинары» во время коллективных поездок с А.С. Полем на Вуоксу в Карелию, где он любил отдыхать последние годы своей жизни. Интереснейшим памятником этого служат две сохранившиеся в архиве Е.А. Шиповской тетради, предположительно относящиеся к 1959 г. и помеченные «Вуокса», которые содержат отдельные послания «махатмы» к участникам, медитации и их обсуждения. Большое количество медитаций самой Е.А. Шиповской на заданные темы дают представление о направлении бесед и занятий, о развитии образности «орденской» тематики и о вопросах, которые обсуждались на собраниях.

Вполне естественно, что в эти годы большое влияние на работу кружка оказывали произведения Н.К. и Е.И. Рерихов («Община», «Братство», «Письма», «Агни-йога» и т.п., частично опубликованные в 30-е гг. в Риге и распространявшиеся в машинописи, а также более поздние сочинения, получившие хождение в России после приезда в СССР Ю.Н. Рериха).

 

- 13 -

По-видимому, через М.В. Дорогову, с которой Е.А. Шиповская была особенно тесно связана, она поддерживала знакомство с О.С. Пахомовой (1903— 1986), в прошлом тоже принадлежавшей к Ордену тамплиеров и пережившей в 1930—1933 гг. высылку в Казахстан. В конце 1920-х гг. Пахомова входила в Анархическую секцию Кропоткинского Комитета при Музее П.А. Кропоткина, была непосредственно связана с А.А. Солоновичем и С.Р. Ляшуком, и репрессирована летом 1930 г. именно по линии своих анархических знакомств и симпатий. Последнее обстоятельство позволило ей вернуться в Москву, и от нее, насколько мне известно, Е.А. Шиповская смогла получить основную массу списков тамплиерских легенд, отложившихся в ее архиве.

Для истории мистических движений 20-х гг., с одной стороны, и условий жизни репрессированных мистиков — с другой, чрезвычайно важны и интересны сохранившиеся рисунки Е.А. Шиповской, поскольку они запечатлели, например, известную «дачу Крестовникова» в Лоо (близ Сочи). Последняя на протяжении 20-х гг. служила местом отдыха и сборов антропософов Москвы, Киева, Ленинграда, Харькова, Ростова-на-Дону и других городов; она упоминается в письмах П.А. Аренского к В.Г. Орловой8 и играет важную роль в материалах так наз. «Сочинского дела» 1930г..9 Столь же интересны зарисовки интерьера дома Е.А.Шиповской и виды с. Рыбино, в котором она отбывала свою ссылку.

Орденская активность кружка стала затухать уже к середине 60-х гг. после смерти основных его членов — сначала Т.Д.Смирновой, затем А.С.Поля и, наконец, М.В.Дороговой. Вместе с тем, по словам Е.А.Шиповской, не без влияния Н.Н.Бобровской, двоюродной сестры А.С.Поля, мистические устремления большинства оставшихся в живых приняли

 


8 РГАЛИ, ф.2952, Орлова В.Г.

9 Архив УФСБ по Краснодарскому краю, П-58969.

- 14 -

православное направление, столь характерное вообще для российских мистиков. Таким образом, комплекс документов, оставшихся после Е.А. Шиповской, является ценнейшим материалом для истории мистических движений в России на протяжении всего советского ее периода, а публикуемые воспоминания, дополненные материалами показаний двух наиболее важных свидетелей обвинения по делу «Ордена Света», — своего рода «пролегоменами» к истории Ордена тамплиеров в России, дополняющие воспоминания моей матери!10.

В основу настоящей публикации положен текст воспоминаний Е.А. Шиповской, написанный ею в 1982 г., насколько мне известно, по просьбе одного из учеников А.С. Поля и М.В. Дороговой11, перешедшего после их смерти к Шиповской. Вместе с тем, в ее архиве сохранились некоторые варианты рассказа об Ордене, последующем аресте и ссылке, которыми я счел необходимым воспользоваться при подготовке текста, как и фонограммами наших бесед. Уже перед самой смертью по моей просьбе Е.А. Шиповской были написаны два фрагмента, один из которых рассказывает об ее кратковременном отъезде из Москвы в 1919—1920 гг., а второй — о работе в Школе-студии МХАТа и в самом МХАТе, содержащие интересные факты, например, о том, как ею был поставлен голос Владимиру Высоцкому. Оба они вошли в состав воспоминаний, а их оригиналы — в архивный подфонд автора в РГАЛИ.

Мне остается сказать, что Елена Аполлинариевна Шиповская была удивительно цельным человеком, следовавшим в своих поступках тем рыцарским обетам милосердия, бескорыстной помощи и служения людям, которые она давала, вступая в Орден тамплиеров. Вся ее нелегкая жизнь прошла

 


10 Никитина В. Р. Дом окнами на закат. М., 1996.

11 О М.В. Дороговой и ее окружении в 60-е гг. см.; Сидоров В. Знаки Христа. М., 1992.

- 15 -

под знаком Ордена, в свете его идей, которыми она жила и которым оставалась верна до последней своей минуты, ощущая себя одним из хранителей Грааля на нашей Земле.

 

Андрей Никитин

 

 
 
Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.