На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
3. ПЕТРОГРАД. 1915-1917 гг. РАБОЧАЯ ГРУППА ЦЕНТРАЛЬНОГО ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМИТЕТА ::: Богданов Б.О. - Мой отец - меньшевик (автор - Богданова Н.Б.) ::: Богданов Борис Осипович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Богданов Борис Осипович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Богданова Н. Б. Мой отец – меньшевик. – СПб. : НИЦ «Мемориал», 1994. – 253 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 27 -

3. ПЕТРОГРАД. 1915-1917 гг.

РАБОЧАЯ ГРУППА ЦЕНТРАЛЬНОГО ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМИТЕТА

 

Рабочие группы при Военно-промышленных комитетах были созданы с целью предупреждения стачечного движения на оборонных заводах в военное время. Социальные задачи рабочих групп состояли в организации мер по улучшению условий труда и жизни рабочих. Идея организации рабочих групп исходила от лидеров Военно-промышленного комитета, была подхвачена меньшевиками-оборонцами и встречена в штыки левыми партиями. После скандальной истории со срывом первых выборов рабочих групп большевиками, благодаря подтасовкам при голосовании, в конце ноября 1915 г. состоялись повторные, на которых 218 выборщиков от 219 тысяч рабочих избрали своих представителей: шесть в Рабочую группу при Петроградском военно-промышленном комитете и десять — при Центральном (действовавшие, в основном, как единое целое). Председателем Рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета был избран ее организатор, рабочий-металлист и меньшевик-оборонец Кузьма Антонович Гвоздев. При Рабочей группе был создан небольшой аппарат, размещавшийся на Литейном в том же здании, что и Центральный ВПК1, и занимавший две комнаты на втором этаже. Для заседания Рабочей группы использовались парадные залы нижнего этажа.

Ежедневные заседания Рабочей группы собирали толпы рабочих, едва помещавшиеся в залах дворца. Довольно скоро Рабочая группа, по словам Б. О., превратилась в настоящий клуб петроградских рабочих, в котором кипела политическая жизнь. Царское правительство, несмотря на очевидную направленность происходящего, ни во что не вмешивалось вплоть до самого начала революции, считаясь с легальным характером всего мероприятия. (Более подробно см. Приложение 1).

Секретариат Рабочей группы состоял из девяти человек: четырех старших секретарей, выполнявших основную работу по составлению

 

 


1 Сегодня в этом здании (б. Юсуповский дворец) по адресу: Литейный пр. д. 42 находится Центральный лекторий. — Прим.ред.

- 28 -

бюллетеней, протоколов, обращений и других документов, четырех младших секретарей, выполнявших техническую работу, и возглавлявшего этот коллектив главного секретаря. Б. О. и был этим главным секретарем. Свою работу старшие секретари всегда согласовывали с Б. О., который вносил коррективы, исправлял и дополнял, и только после этого материалы шли в набор. Это обстоятельство отмечается отцом в связи с тем, что публикацию материалов Рабочей группы, сделанную одним из старших секретарей, Е. Маевским, от своего имени1, он считал поступком не вполне корректным. Но он не мог предвидеть, что такое упущение при публикации материалов Рабочей группы во всяком случае избавило его от карикатурной роли меньшевистского поводыря при К. А. Гвоздеве, которую А. И. Солженицын приписал Маевскому и второму старшему секретарю Л. М. Пумпянскому2. Нет худа без добра!

Деятельность Рабочей группы при Центральном военно-промышленном комитете выходила далеко за рамки ее первоначальных задач. Через Рабочую группу осуществлялась связь с рабочими. Она являла собой мощный легальный орган влияния на рабочих. И Б. О., не ограничиваясь своими секретарскими функциями, играл при этом далеко не последнюю роль.

В своих записках Б. О. отмечает то большое значение в деле политизации рабочего класса столицы, которое имела Рабочая группа как посредник между Государственной думой и рабочими. Речи оппозиционных депутатов, посвященные общему кризису, к которому Россия пришла в военные годы, сенсационные выступления о сомнительной роли царицы, о предательских действиях крупных чиновников, читаемые повсеместно, в том числе рабочими, создавали условия, при которых "революция пеклась, как на дрожжах".

Терпению царского правительства положило предел воззвание Рабочей группы к рабочим Петрограда в январе 1917 г. В нем дана оценка неспособности царского правительства вывести страну из тупика разрушительной войны, продовольственного кризиса, разорения, указывается на имеющее место столкновение между буржуазией и властью, как на благоприятное обстоятельство для удара по самодержавию и предлагается конкретно, к моменту открытия очередной думской сессии, то есть к 14 февраля 1917 г., "быть готовыми на общее организованное выступление. Пусть весь рабочий Петроград, завод за заводом, район за райо-

 


1 Маевский Е. Канун революции. — Пг, 1918

2 Солженицын А. И. Красное колесо: Узел II: Октябрь шестнадцатого — YМСА-РRESS,Раris, 1989. С. 480-500.

- 29 -

ном дружно движется к Таврическому дворцу, чтобы там заявить основные требования рабочего класса и демократии. Вся страна и вся армия должны услышать голос рабочего класса: только учреждение Временного правительства, опирающегося на организующийся в борьбе народ, способно вывести страну из тупика и гибельной разрухи, укрепить в ней политическую свободу и привести к миру на приемлемых как для российского пролетариата, так и для пролетариата других стран условиях"1. Таким образом, прямой призыв к свержению самодержавия исходил от легальной Рабочей группы, сидящей под крылом у могущественного Военно-промышленного комитета! Призыв к рабочей манифестации и забастовкам. Призыв к Думе — идти с народом против царя!

Вокруг воззвания кипели страсти. Большевики, как пишет Б. О., были против демонстрации — как бы не случилось новое кровавое воскресение и "нет!" консолидации с буржуазией. Против нее возражали и левые депутаты Думы. Б. О. вспоминает, как на квартире М. И. Скобелева происходило заседание с обсуждением воззвания, на котором присутствовала Рабочая группа, вся Думская фракция меньшевиков, представители меньшевистского Организационного комитета. Н. С. Чхеидзе произнес речь, в которой на поставленный им вопрос о необходимости или желательности призыва Рабочей группы ответил отрицательно. Но Рабочая группа действовала: был создан штаб из пятидесяти-шестидесяти человек, разместившийся на том же Литейном и образовывавший ячейки в рабочих районах для организации будущих демонстрантов, распространялись прокламации. Трудно сказать, чем бы все это кончилось, если бы 27 января Рабочая группа почти в полном составе не была арестована. Был арестован и отец. Ему грозила в лучшем случае каторга.

Наши историки не связывают ни воззвание Рабочей группы, ни ее арест с дальнейшими революционными событиями, но такой связи не может не быть, и при объективных исследованиях она должна обнаружиться. В ответе Бюро Центрального военно-промышленного комитета на правительственное сообщение об аресте Рабочей группы высказывается такое соображение: "Разгром Рабочей группы может привести к обратным результатам: не ослабить, а усилить существующее брожение в рабочей среде". Пророческие слова! И действительно, как не реагировать рабочим на арест их лучших представителей, на разгром их "клуба"?! А царское правительство в своем сообщении квалифицировало Рабочую группу как "центральную организацию по подготовке и осу-

 


1 Шляпников А. Семнадцатый год: В 4 т. — М., ГИЗ. 1923—1931. Т. 1. С. 224-225.

- 30 -

ществлению рабочего движения в империи". Пусть оно даже преувеличивает роль Рабочей группы с целью оправдания своих репрессивных действий, но роль была немалой. Однако, разгром ее сыграл, по-видимому, еще большую роль и, возможно, решающую. Конечно, это всего лишь предположения, основывающиеся на логике событий, а не на фактах. Факты же скрыты под многопудовыми слоями фальсифицированной истории.

Здесь же следует остановиться на отношении отца к председателю Рабочей группы К. А. Гвоздеву. П. А. Гарви, говоря о деятельности отца в тот период, представлял его так: "Секретарь и фактический руководитель Рабочей группы Военно-промышленного комитета"1. Такое определение в какой-то степени умаляет роль руководителя — К. А. Гвоздева. А. И. Солженицын в "Красном колесе" и вовсе сделал из Кузьмы Антоновича марионетку в руках двух шустрых меньшевиков — секретарей Рабочей группы — уже упомянутых Маевского и Пумпянского, которые давали ему советы по всякому поводу, "все разные и все правильные", которые толкали и влево и вправо, а он, бедный, понимал только, что "влип", и скучал по своему станку на заводе Эриксона. Отец характеризует Гвоздева принципиально иначе — как человека в высшей степени самостоятельного и ответственного в своих решениях и поступках. Его казавшаяся чрезмерной осторожность объяснялась тем, что он в отличие от большинства его товарищей и противников "высоко держал знамя борьбы до победы, но не до смерти". И всегда подчеркивал, что задача рабочих — добиться осуществления своих прав, а не уничтожения противника. Успех в организации и эффективная деятельность Рабочей группы Военно-промышленного комитета в основном обеспечивалась Гвоздевым. "Он обнаружил огромную силу, большие способности, уменье разбираться в обстановке и идеологических процессах". Гвоздев был на своем месте, он был и формальным и фактическим руководителем Рабочей группы. И это не снижает значения каждого из его ближайших соратников, в том числе и Б. О.

Характеристика Гвоздева, данная отцом в его записках, перекликается с мнением о нем других деятелей революции — И. Г. Церетели и Н. Н. Суханова. И. Г. Церетели: "Гвоздев был одним из лучших пред-

 


1 Гарви П. А. Из воспоминаний о февральской революции // Социалистический вестник, 1957. № 2-3. С. 46.

- 31 -

ставителей европеизированного слоя русских рабочих... При большой интеллигентности и начитанности он сохранил органическую связь со своим классом... в его объяснениях и докладах чувствовалось не только понимание рабочих нужд, но и знание положения промышленности"1.

Н. Н. Суханов: "Во многих и многих случаях Гвоздев обнаруживал не только здравый смысл, но и большую гибкость мысли. Он часто был оригинален и всегда интересен бьющейся мыслью2.

 


1 Церетели И. Г. Воспоминания о февральской революции: В 2 т. — Париж, Mouton&Co, 1963. Кн. 1. С. 49.

2 Суханов Н. Н. Записки о революции: В 3 т. — М., Политиздат, 1991. Т. 1. Кн. 2. С. 184.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=905

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен