На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Неопубликованные воспоминания о ГУЛАГе :: тексты
Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Неопубликованные материалы

 

Польский детский дом на Вычегде

Дубровина И.А.

Благодарим волонтера Александру Абову-Волкову,

ученицу 10-го класса ГБОУ школы № 109 г. Москвы,

набравшую рукопись Ирины Андреевны Дубровиной

 

            Впервые о детском доме, куда собирали осиротевших детей из польских семей, я узнала из рассказа Загребельной (дев. Лухнёва) Татьяны Алексеевны. В 1979 г. она вела кружок «Поиск» в школе №13 г. Коряжма. Школьный кружок вел переписку с жителем Варшавы Эдвардом Малиновским. Он прислал кружковцам несколько писем, в которых описывал жизнь воспитанников, приводил фамилии, выслал фотографию детей и воспитателей, на которой есть и он сам.

            Адреса на конверте:

            От кого: Эдвард Малиновский, ул. Торуньская, д.60, кв.21

            Кому: ZSRR Архангельская обл. 165651 Коряжма, школа №13, 6б класс, кружок «Поиск»

            Из письма Э.Малиновского (орфография исправлена мною – И.Д.):

            «Варшава, 30 марта 1979 г.

            Здравствуйте, дорогие друзья и Ваш Руководитель! Я нашёл у себя фото из детского польского дома в Тесовой Рябовского сельсовета. Вчера я послал вам письма и про дела, с тем связанные, описал. Следов Польского детдома не ищите в Сольвычегодске, ибо там его не было. В Сольвычегодском детдоме было только 6 польских детей: Феликс Вишневский, Зузя Малиновская, Станислав Индык, Эдвард Малиновский, Ян Зажицкий, и еще один, [который] живет в г. Лодзь, от меня 132 км. Я с ним говорил, будучи в гостях у своего дяди. Он все помнит. Индыка адрес тоже у меня есть, он [живет] на западе Польши, от меня более 400 км…

            На снимке в платье в клетку – Гелена, «пани Гелена», воспитательница. С ее правой стороны – на снимке слева – с усиками – Ян Покшива (Иван Крапива) – учитель английского и польского языка и культуры. Потом [он] написал книгу про детдом в Тесовой и про персонал и судьбу его. Был подполковником, как и брат Стасика Индыка. Справа от них – Кавецкий, учитель и руководитель драматического кружка, потом преследуемый, как написано в книге Яна Покшивы.

            На таблице написано по-польски: Polska Ochronka I Dom Inwalidow в Тесовой и по-русски то же самое. Читать надо через увеличительное стекло. Выше, на самом верху, персонал: Шациль, Косовский, Ереванский, Арцишевский, Берлин. Все замучены в Котласской тюрьме.

            Нет, не все, двое живы, кроме описанных мной. Я на снимке тут, где белая точка между мной и моей сестрой Зузей. Я с левой [стороны], она с правой… А книги про это есть, выпущены в Англии и Франции на английском, французском и польском языках. Я одну читал, будучи там в гостях… В книгах лучше снимки…»

            Детский дом находился в поселке Тесовая Рябовского сельсовета Ленского района Архангельской области. Существовал в годы 1942-1943. Руководителем, учителями и воспитателями были поляки. Малиновский приводит несколько фамилий: Ереванский, Берлин, Покшива и др. Большинство их было арестовано и погибло в связи с делом о шпионах, сфабрикованным НКВД в 1943 году, когда была ликвидирована делегатура Польского правительства в г. Котласе Архангельской обл.

            Дети были увезены в другие детские дома, где их воспитывали советские педагоги. Малиновский приводит фамилии и некоторые адреса воспитанников, которым, как и ему, удалось после войны вернуться в Польшу. Среди них Станислав Индык (Индик).

            Индыком впоследствии была воссоздана по памяти карта местности по реке Вычегда, где располагался польский детский дом, он же назывался и домом инвалидов. На той же карте указаны еще два детских дома, названных «русские», в которых были и польские дети. Это детдом в Яренске и детдом в Солвычегодске. Польских детей из этих домов перевели в Тесовую в 1942 г., когда работала в Котласе Польская делегатура. Она инициировала создание польского дома для детей и инвалидов. Как выглядели строения польского детского дома в Вычегде рассказывает в отдельной главе своей книги Фелиция Конарская.

«Наш новый дом расположен был у реки и состоял из нескольких наскоро построенных зданий. Все дома и бараки были одноэтажными и находились неподалеку друг от друга. Мы были поделены на группы по возрасту. В главном здании находились дети школьного возраста, от 7 до 14 лет, во втором – дошкольники, а в третьем – молодежь старше 15 лет. В меньших бараках проживали воспитатели и учителя, в других была школа и кабинет директора, а дальше – столовка, так называлось место, где питались. Особое строение предназначалось для старых и тяжелобольных, которые подорвали здоровье в лагерях в тайге, а здесь получали лечение и уход».

            Конарская называет учителей: «пани Елена Чидзик (Helena Chidzik), пан Ян Покшива (Jan Pokrzywa), пани профессор Гредковская (Gredkowska), пан Кавецкий (Kawecki) – учитель из Берестечка». Упоминает воспитательницу пани Микке, двух сестер из Львова – Веронику и Тересу, которые были студентками, но здесь работали чернорабочими, как неграмотные. Среди воспитанников вспоминает Индыков, их было шестеро. Старший – Владислав, самый младший – Станислав. Конарская дружила с их сестрой Женей Индык (Gienie Indykowne) Подробно описывает она взаимоотношения воспитанников с воспитателями, директором, доктором.

            Название поселка Тесовая (Тисовая) Конарская объясняет, как произошедшее от слова Cisowa (от названия дерева – тисс) путем замены латинской буквы «С» на русскую «Т».

            Поляки, вывезенные в 1940 г. с восточных окраин Польши, работали на лесоповале и сплаве в Ленском районе, жили в спецпоселках. Некоторые из них упоминаются в легенде карты Индыка.

            Содержание легенды (орфография, названия поселков исправлены мною – И.Д.):           «на основании карты из атласа мира. Расстояние от Котласа по прямой составляет до Сольвычегодска 25 км, до Рябова 8,5 (ошибка, надо – 85 – И.Д.) км, до Яренска – 180 км. Рябово – Тесовая ~8 км, Рябово – Харитоново ~15 км, Харитонов – Сольвычегодск ~38 км, Яренск – река Яренга ~4 км. Там летом 1941 г. работали наши соотечественники из поселка Ёль. Речная пристань «Яренск» на Вычегде ~3 км. Яренск – Межог ~22 км, Межог – Пилесь ~12 км. Из Межога в Нянду я ехал дрезиной 2 часа. Нянда – база Вандыш – 18 км, от колхоза Вандыш до базы Вандыш ~15 км, от базы Вандыш до поселка Ёль ~12 км. От Слободчиково до колхоза Вандыш – 3 км. С пристани «Урдома» до Яренска в октябре 1940 г. мы плыли пароходом 8 часов. От Слободчиково до Яренска пароходом плыли 10 часов, а обратно – 6 часов. Когда я ехал в детдом Яренск, на станции Нянда 24.10.1940 я встретил бригады польских военнопленных, работавших на постройке железной дороги. До Слободчиково ходил на почту за посылками. На станцию Кивер ходил на разгрузку продуктов для детдома».

            В этой части легенды, несмотря на приблизительность указанных в ней расстояний и неточности названий, содержатся ценные сведения, подтверждаемые другими источниками. Например, существование вблизи посёлка Нянда в 1940 году лагеря польских военнопленных, работавших на постройке железной дороги (строили станцию Урдома). Фраза о разгрузке продуктов для Польского детского дома на станции Кивер (в 70 км от Котласа) говорит о том, что снабжение Польского детдома в Тесовой продуктами шло от Польской делегатуры, склады которой находились в Котласе. В военные годы продукты питания были сверхдефицитны в тыловых местностях СССР. Польская делегатура имела в Котласе свои склады, куда поступала помощь от Международного Красного Креста.

            Вторая часть легенды (в нижнем углу карты Индыка) дает пояснения условных обозначений мест, где на лесоповале и лесосплаве работали поляки в 1940-1944 гг. Далее читаем пояснения автора карты Владислава Индыка:

«Нянда – поселок, заселенный поляками. Единичные семьи жили там еще в июле 1942 г. Ёль – поселок, из которого выехали все поляки осенью 1941 г. Остались только те, которые сложили здесь свои кости, [как] наша мама».

            Осенью 1941 поляки выехали после «амнистии» (Договор Сикорского со Сталиным) на юг, многие – в Среднюю Азию.

            В поселке Нянда, который и сейчас существует, в 1942 г. Жила семья Недзведзких – мать и двое детей. Збигнев Недзведзкий, сейчас проживающий во Вроцлаве, подарил архиву «Совести» копию карты, составленной Станиславом Индыком.

            Не существует теперь спецпоселок Ель (Ёль), где 22.09.1940 умерла мать автора карты Индик Мария Войцеховна, 38 лет. Смерть зарегистрирована в Яренском районном ЗАГСе.

            Среди польских спецпоселенцев смертность была очень высока из-за тяжелых условий труда и быта. Автором проанализированы списки умерших в спецпоселках Ленского района поляков в 1940-1942 годы.

Всего было поселков 21. Наибольшее количество смертей было в 1940 и 1941, поселок Ель – на первом месте по числу смертей. Дети до 16 лет составляли в эти годы более 50% умерших.

 

Списки польских детей, прибывших с семьями в спецпоселки Ленского района Архангельской обл. и умерших в 1940-1942 гг. Только зарегистрированные смерти

 

В возрасте от нескольких часов до 3-х лет:

05.05.1940                           Мазур Эдуард (Эдвард) Антонович                                      

16.03.1940                           Марковский Станислав Маркович                                        

27.02.1940                           Шпонар Марьян Станиславович                                           

18.03.1940                           Корепневич Ромуальд Антонович                                         

28.04.1940                           Юзефко Кристина Владиславовна                           

11.07.1940                           Пыпло Вольдемар Федорович                                   

12.09.1940                           Квас Мария Генриховна                                   

27.03.1940                           Байцерок Здислав Степанович          

20.06.1940                           Рудицкий Иван Александрович

06.08.1940                           Степанюк Галина Якимовна

19.08.1940                           Гудевич Ирка Ивановна

02.10.1940                           Моико Елена Станиславовна

14.07.1940                           Олексюк Софья Петровна

27.02.1940                           Сосновская Станислава Иосифовна

11.04.1940                           Витковский Иван Иванович

10.07.1940                           Витковский Иван Иванович

28.07.1940                           Якубовский Владимир Станиславович

24.03.1940                           Гротский Петр Сигизмундович

17.08.1940                           Землицкая Софья Юзефовна

25.02.1941                           Цитрицкая Данута Владимировна

24.07.1941                           Гроховский Антон Романович

16.08.1941                           Савицкая Регина Вадимовна

01.04.1941                           Мазур ----------- Антоновна

20.06.1941                           Шефчик Тадеуш Францевич

23.08.1941                           Ведеринская Данута Станиславовна

02.06.1941                           Хакал Шамо Ильяшевич

15.02.1942                           Салко Иосиф Викентьевич

17.03.1942                           Гарай Антоний Иосифович

23.03.1942                           Кувзан Анатолий Иванович

30.03.1942                           Златогорский Виктор Кириллович

21.03.1942                           Венгловский Иосиф Викентьевич

28.03.1942                           Тресюк Иван Владиславович

10.04.1942                           Железко Ядвига Ивановна

10.05.1942                           Клосовский Владимир Витольевич

26.07.1942                           Ковтунская Елена Тимофеевна

28.12.1942                           Гарай Ирина Иосифовна

01.01.1942                           Левкович Виктор Владиславович

 

В возрасте от 3-х лет до 16 лет:

18.06.1940                           Наринецкий Генрих Михайлович                                         

30.11.1940                           Белецкий Эдуард Иосифович

15.05.1941                           Ярош Кристина Яковлевна

18.05.1941                           Бабяж Леопольда Ивановна

18.05.1941                           Дыбко Хвеська Гавриловна

20.06.1941                           Шефчик Петр Францевич

30.08.1941                           Грабовский Гених Каролевич

01.09.1941                           Стармах Софья Петрова

22.06.1941                           Узержа Тадеуш Иванович

06.09.1941                           Болярчук Елена Владимировна

29.06.1941                           Княшинский Ян Романович

09.07.1941                           Копец Емельян Адамович

02.06.1941                           Лущ Владислава Мартыновна

15.05.1941                           Дзбук Бронислава Адамовна

20.04.1941                           Стокалюк Ядвига Лукашевна

24.02.1941                           Юрашек Мария Михайловна

29.06.1941                           Леопич Станислава Станиславовна

13.08.1941                           Вакулик Станислава Ивановна

13.08.1941                           Пельц Изота Станиславовна

10.09.1941                           Стаховский Вацлав Романович

 

            Детский дома помогли выжить оставшимся в живых.

 

            Ян Токшива – воспитатель и учитель английского и польского языков в Тесовой впоследствии написал книгу о детдоме и судьбе его персонала, изданную, как писал Э. Малиновский, на английском и французском языках.

            Фамилии некоторых сотрудников детдома в Тесовой упомянуты во втором томе дела № П – 7279, находящемся на хранении в архиве Архангельского УФСБ.

Директором детского дома на Тесовой был вначале Ежи Берлин, затем Рогалинский (с августа по конец октября 1942). Казимир Ереванский был заведующим складом, Антоний Арущук – завхозом, Зигмунт Высоцкий – бухгалтером. Медсестрой работала Бернарда Люсаковская.

            Данные сведения взяты из протокола допроса Станислава Микке, который работал в детдоме воспитателем с февраля 1942 г. по март 1943 г.

            Станислав Микке родился в 1892 г. в Ченстоховской волости. Был участником войны с большевиками в 1920. В Луцкой волости получил земельный надел и занимался сельским хозяйством. 10 февраля 1940 г. был вместе с женой и четырьмя детьми вывезен в поселок Харитоново Сольвычегодского района Архангельской обл. После создания в Котласе делегатуры правительства Республики Польша он стал доверенным лицом, опекуном депортированных поляков в Сольвычегодском районе. В 1941 г. хотел вступить в армию Андерса, но НКВД упорно не выдавало ему документа о снятии с учета его и его семьи. Польская делегатура приписала ему организовать приют для польских сирот. Благодаря его усилиям был открыт польский детдом в поселке Тесовая осенью 1942 года. В марте 1943 года ухудшились отношения между Польским правительством в Лондоне и советскими властями. Станислав Микке, его жена и 16-летняя дочь были арестованы. Станислав Микке был отправлен на следствие в Архангельск. Особое совещание НКВД приговорило его к 10 годам лишения свободы по ст. 58-6 (подозрение в шпионаже) и ст. 58-11 (создание преступной подпольной организации). Он умер в тюрьме 21 февраля 1944 г.

            Станислав Микке спасал польских детей от смерти, доставляя сирот из разных поселков в детдом на Вычегде буквально на своих плечах. От пристани Рябово 8-10 км до Тесовой малышей он носил на руках. В его память на Котласском Мемориальном кладбище жертв политических репрессий его племянником, тоже Станиславом Микке, установлена памятная таблица с надписью на польском и русском языках: "Станислав Микке. 1898 - 1944. Защитник польских ссыльных, замученный НКВД в лагере в Котласе. Пусть Польша приснится тебе".

Фото: В. Гагарский

В Польше Станислав Микке стараниями семьи и Совета охраны памяти борьбы и мученичества увековечен вместе с другими поляками, замученными и казненными на востоке, таблицей на стене костела св. Боремуша в Повонсках.

            В настоящее время поселок Тесовая не существует.

 Источники.

  1. Семь писем Э. Малиновского 1979 года. Архив «Совести», г. Котлас.
  2. Рукописная карта С. Индыка. Архив «Совести», г. Котлас
  3. Коллективная фотография персонала и воспитанников детдома в Тесовой с надписью-плакатом. Архив «Совести», г. Котлас.
  4. Дело № П-7279 по обвинению в шпионаже сотрудников Польской делегатуры. Архив УФСБ Архангельской области, город Архангельск.
  5. Списки поляков, умерших в Ленском районе Архангельской области в 1940-1942гг. Архив «Совести», г. Котлас.
  6. Felicja Konarska. Liscie na wietrze. 1998, Warszawa.
  7. W.Mikke. Stanislaw Mikke. Kresowe stanice. Kwartalnik stowarzjsztnia rodzin osadnikow wojskowych i cywilnych kresow wschodnich, #3/2000(10.) Warszawa.

Приложения:

  1. Карта С. Индыка (копия).
  2. Коллективная фотография персонала и воспитанников детдома в поселке Тесовая (фрагмент, копия).
  3. Краткие сведения об авторе. 
 
 
Неопубликованные материалы
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.