+7 (495) 623-44-01
Ул.Земляной вал, д. 57, стр. 6,
Москва, 105120 Россия

Смотреть на карте

Блог

Статья
Переписка с обществом «Мемориал» о позиции в отношении вооруженного конфликта в Чечне, 1999
18 сентября 2000
43

 

Сергею Адамовичу Ковалёву и членам правления общества «Мемориал»

Уважаемые господа! Моё письмо является ответом на документ руководителей «Ме­мориала» от 9 декабря 1999 года. Название документа и первый его абзац я ниже цитирую.

«Позиция Общества «Мемо­риал» в связи с вооружённым конфликтом в Чечне

1. Общество «Мемориал» счита­ет, что вопрос о предоставлении Чеченской Республике Ичкерия статуса независимого государства не может стоять в повестке дня переговоров любых уровней, хотя бы потому, что властные структу­ры ЧРИ продемонстрировали не­способность обеспечить на под­контрольной им территории жизнь, безопасность и гражданс­кие права людей. Властные структуры Чеченс­кой Республики Ичкерия оказа­лись неспособными также пре­сечь грабежи, разбои, захват людей, осуществляемые незакон­ными вооружёнными формиро­ваниями, базирующимися в Чеч­не, на сопредельных с Чечнёй тер­риториях. В результате территория Чечни превратилась в источник угрозы для российских регионов».

Я полагаю, что вы не имели права говорить о позиции Обще­ства, то есть от имени всех чле­нов «Мемориала». Я знаю, что у многих из них, так же как у меня, другое, чем у некоторых руково­дителей «Мемориала», отноше­ние к проблеме самоопределения вообще и, в частности, к вопросу о статусе Чечни. Я полагаю, что вы превысили свои полномочия и нарушили Устав, публикуя этот документ от имени всего Обще­ства. Это ваша позиция и вы впра­ве заявить о ней только от себя лично. Поэтому, не разделяя ва­шей позиции, я прошу счесть это письмо формальным заявлением о выходе из членов Общества. Ра­зумеется, я согласна с вами, что соседние российские регионы надо защищать, так же как и всю Россию, но не ценой повторного разрушения всей чеченской зем­ли и геноцида народа. И я увере­на — однозначно, в отличие от свойственного некоторым документам «Мемориала» уравнива­ния палача и жертвы (даже озве­ревшей), что в том, какой страш­ной страной стала Чечня, на 50 процентов, а может и больше, виновата Россия.

И в десятую годовщину со дня смерти Андрея Дмитриевича по­лагаю возможным напомнить, что во всех своих работах, начиная с Трактата 1968 года и до предсмер­тной Конституции, он защищал право народов на самоопределе­ние.

И это же право в своей пре­амбуле защищает Всеобщая дек­ларация прав человека.

10 декабря 1999 года

 

Ответ «Мемориала» на письмо Елены Боннэр

Глубокоуважаемая Елена Георгиевна!

Я и мои коллеги по «Мемориалу» ознакомились с Вашим письмом от 11 декабря, ад­ресованным Сергею Адамовичу Ковалеву и членам правления общества «Мемориал».

Позволю себе ответить Вам.

Вы пишете, что правление «Мемориала» не имело права говорить от имени общест­ва, то есть от имени всех членов «Мемориала», что правление превысило свои полно­мочия и нарушило устав «Мемориала». Мне кажется, что здесь Вы ошибаетесь. Во-пер­вых, согласно уставу и российского, и международного «Мемориала», «правление рос­сийского (международного) «Мемориала» наделено правом выступать от имени россий­ского (международного) «Мемориала».… К исключительной компетенции правления от­носится: принятие заявлений от имени российского (международного) «Мемориала»...»

При этом согласно тому же уставу каждый член «Мемориала», каждая организация, входящая в «Мемориал», обладают безусловным правом делать любые самостоятельные заявления. Если же правление начинает расходиться в своих оценках со значительной частью членов общества, то по желанию одной трети входящих в «Мемориал» организа­ций созывается внеочередная конференция, на которой правление может быть переиз­брано.

«Позиция общества «Мемориал» в связи с вооруженным конфликтом в Чечне» (точнее сказать, тезисы к этой позиции), которую Вы критикуете, была выработаны не какой-то узкой группой, а принята широким составом правления международного общества «Ме­мориал». В этом заседании правления, кроме москвичей, участвовали и члены правле­ния из Латвии (Рига), с Украины (Донецк), российских городов Санкт-Петербурга,Воро­нежа, Екатеринбурга; кроме того, в обсуждении с правом решающего голоса участвова­ли полномочные представители мемориальских организаций Казахстана, Абези (Респуб­лика Коми), Нижнего Тагила, Томска, Саратова.

Вместе с тем, возможно, на Вашу жесткую оценку нашей позиции повлияла досадная ошибка, произошедшая по моей вине (именно мне было поручено внести все проголо­сованные поправки к первоначальной редакции в окончательный текст). Из текста выпа­ли важные слова «на сегодняшний день». Таким образом, окончательный текст пункта 1 нашей «Позиции...» выглядит следующим образом:

1. Общество 'Мемориал' считает, что вопрос о предоставлении Чеченской Республи­ке Ичкерия статуса независимого государства на сегодняшний день не может стоять в повестке дня переговоров любых уровней хотя бы потому, что властные структуры ЧРИ продемонстрировали неспособность обеспечить на подконтрольной им территории жизнь, безопасность и гражданские права людей. Властные структуры Чеченской Рес­публики Ичкерия оказались неспособными также пресечь грабежи, разбои, захват лю­дей, осуществляемые незаконными вооруженными формированиями, базирующимися в Чечне, на сопредельных с Чечней территориях. В результате территория Чечни превра­тилась в источник угрозы для соседних российских регионов.

Впрочем, и эта поправка вряд ли снимет наши с Вами давние разногласия по вопро­су о праве народов на самоопределение.

Я совершенно согласен с Вами, что нельзя защищать российские регионы, так же, как и всю Россию, ценой повторного разрушения всей чеченской земли и геноцида на­рода.

Но это утверждение содержится в раскритикованном Вами документе. С уважением,

ОЛЕГ ОРЛОВ, член правления общества «Мемориал», председатель совета правозащитного центра «Мемориал»

Москва, 12.12.99

 

ОТВЕТ НА ОТВЕТ 

Дорогой Олег!

Конечно, те слова, что вы пропустили, меняют тональность первого параграфа документа. И мой упрек в нарушении уста­ва неправилен. Видимо, устав с той поры, когда он обсуждал­ся на моей кухне с участием Андрея Дмитриевича, значительно изменился. И все-таки я оставляю свое письмо в силе, предви­дя, что по одному из ключевых вопросов — праву на самоопре­деление — у «Мемориала» и меня (если я буду жива) и впредь будут расхождения. Я абсолютно не принимаю как аргумент против этого права утверждение о том, что оно ущемляет пра­ва личности. Заодно в письме к вам отвечаю и на письмо Ла­рисы Иосифовны. Я совершенно уверена, что Андрей Дмитрие­вич в условиях до первой войны, после нее и даже нынешней Чечни защищал бы его. И более широко — он считал, что вы­работка законодательных условий и механизмов для реализа­ции этого права является одной из важнейших задач — без это­го торжествует право силы и планета сгорит в бесчисленных малых войнах. Оставляя свое письмо в силе, я не могу не ска­зать, что с большим уважением и доверием отношусь к практи­ческой работе правозащитного центра «Мемориал», особенно к героическому мониторингу в горячих точках. С уважением

ЕЛЕНА БОННЭР

Москва

 

Комментарий Ларисы Богораз 

Возможно, «Мемориал» действительно нарушил свой устав, я этого просто не знаю.

По существу же дела мое мнение таково. И Елена Георгиев­на, и Андрей Дмитриевич категорически не правы, настаивая на праве народов на самоопределение. Реализация этого пра­ва привела бы к невероятному хаосу в мире. Тем более что в Декларации и в Пакте о гражданских правах понятие права на­родов на самоопределение никак не разъяснено и существуют самые разные его трактовки — от права на развитие нацио­нальной культуры до права на отделение и создание собствен­ного государства. Может быть, политическое и государствен­ное самоопределение в принципе и возможно, но это именно не безусловное право, а только декларированная возмож­ность, связанная с целым рядом обстоятельств и условий. Это очень четко сказано в заявлении «Мемориала», с которым я в данном случае вполне солидарна.

Думаю, что если бы А.Д. дожил до наших дней, он изменил бы свою позицию, если она была такова, как ее излагает Еле­на Георгиевна.

С ее оценкой сегодняшней ситуации в Чечне я, в общем, со­гласна, хотя и ее считаю слишком схематичной.

Во всяком случае, заявления, подобные ее тексту, могут только обострить положение и ведут не к смягчению ситуации, а наоборот.