+7 (495) 623-44-01
Ул.Земляной вал, д. 57, стр. 6,
Москва, 105120 Россия

Смотреть на карте

Блог

Статья
Глазами ребенка
8 мая 2013
41

Как рассказать третьекласснику о сталинизме, о ГУЛАГе, о том, как и отчего пали сотни тысяч жертв?


В Сахаровском центре есть музей. Небольшой, негосударственный, но в остальном — музей как музей. Стильный дизайн, интересные, редкие предметы... Вход и экскурсионное обслуживание — бесплатно.

А вот экспозиция у музея Сахаровского центра необычная. Уж больно тема у нее тяжелая, безрадостная — тоталитарный режим, политические репрессии и сопротивление несвободе в СССР. И хотя в витринах нет ничего шокирующего, но содержание экспозиции таково, что поход в такой музей, в отличие от коммерческих экспозиций-триллеров вроде какого-нибудь музея пыток, никак не может рассматриваться в качестве развлекательного мероприятия. Будем откровенны — люди редко стремятся добровольно будить в своей душе переживания, связанные с памятью о реальном зле, реальной жестокости, реальной подлости, реальной безысходности и тяжелейшей борьбе с превосходящей силой, да еще и с открытым финалом. Бремя подлинного исторического знания тяжело для человека.


Фото: Сахаровский центр

Но прошлой осенью музей Сахаровского центра решился на эксперимент, включившись в городскую программу "Семейное путешествие. Всей семьей в музей!", рассчитанную на детей 8-11 лет. Три месяца подряд в музее был аврал — каждые выходные с утра до вечера, потомком шли дети с родителями, экскурсоводы сбились с ног, на помощь им были мобилизованы дополнительные сотрудники.

Как рассказать третьекласснику о сталинизме, о ГУЛАГе, о том, как и отчего пали сотни тысяч жертв? Как заинтересовать его рассказом о диссидентах? Как, не запугивая, заставить сопереживать? История для маленьких рассказывается иначе, чем история для взрослых, но и маленькому доступно ощущение исторического процесса, подобного мощной реке, увлекающей людей и его самого, его родителей, дедов и прадедов, — так решили экскурсоводы Сахаровского центра. И история советского ХХ века рассказывалась как история семьи — нескольких поколений конкретных людей с их уникальными жизненными коллизиями и приключениями — авантюрными, страшными и возвышенными. С любопытными экскурсами в недавний, но уже позабытый быт и с обязательными обращениями к сегодняшнему дню — ведь многое из того, о чем шел рассказ, не понять без сравнения с опытом нашей — совершенно другой! — жизни.

Когда поток схлынул, дети вернулись в свои классы, а родители снова погрузились в повседневную рутину, сотрудники Сахаровского центра переводили дух и подводили удивительный итог ударной десятидневки.

Впервые в музей пришел непривычный, непрофильный контингент, и это были не столько младшеклассники, сколько их родители.


Фото: Сахаровский центр

Дети вели себя по-разному. Благовоспитанные чинно передвигались от стенда к стенду под присмотром старших, добросовестно вглядываясь в витрины и старательно вникая в рассказ экскурсовода. Неблаговоспитанные пускались в самостоятельное плавание, отважно углублялись в экспозицию, перебегая от стенда к стенду, выхватывая взглядом то одну вещь, то другую, и почти не слушая, что там бубнит незнакомая тетенька. В этом, в сущности, не было ничего неожиданного. А вот поведение взрослых удивило. Вот кто оказался самым лучшим, самым благодарным слушателем детской экскурсии! Могли ли опытные экскурсоводы ожидать, что тридцатилетние мужчины будут зачарованно глядеть им в рот и в самые драматические моменты рассказа подавать реплики как малыши на елке, всем залом помогающие Деду Морозу искать похищенную Бармалеем Снегурочку? Могли ли они подумать, что молодые женщины будут заливаться слезами и полушепотом, скороговоркой признаваться, как впервые в жизни: "А у меня тоже... прадед... репрессирован... расстреляли... вот так же..." Можно ли было предполагать, что 60-летние элегантные бабушки, словно забыв о том, как сами жили в СССР, будут с таким горячим негодованием заступаться за героев рассказа, частную жизнь которых советская власть искалечила по политическим мотивам?

На дворе 2013 год. Уже четверть века, как с темы политических репрессий в нашей стране снято табу. Изданы сотни книг и тысячи статей, сняты и показаны по телевидению десятки документальных фильмов и целые художественные саги. Минимум знаний о сущности и преступлениях тоталитарного режима включен в школьную программу. Могли ли мы ожидать, что взрослые будут слушать рассказ о событиях 30-80-х годов как впервые и переживать его так эмоционально? Могли ли мы ожидать, что это знание станет для наших посетителей, во-первых, новым, во-вторых, неожиданно близким, задевающим за живое? Обычная "взрослая" экскурсия типа "имена-даты-факты" подобной реакции не вызывает. Удивительное детское незнание и удивительная детская открытость обнаружились во взрослых посетителях Сахаровского центра. Незнание печально, но исправимо, а открытость внушает надежду, потому что только человек, постепенно восстанавливающий в своей душе нормальные понятия добра и зла, может так искренне удивляться и так искренне негодовать, слушая сагу о советском обществе.