Blog

Статья
Сорванная радуга
17 June 2013
71

История с законодательным преследованием лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, очевидно, не закончится законом 6.13.1


После долгих обсуждений и общественных дискуссий, во вторник 11 июня Государственная дума РФ приняла закон 6.13.1 о "Запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних" одновременно во втором и третьем чтении. Этот закон находится в активно развиваемом государственном тренде борьбы с инакомыслием. Власть ищет возможности консолидироваться с наименее образованной и архаично настроенной частью населения в "борьбе со злом", которое по идее должно ассоциироваться с "неправильными" людьми.

Утром 11 июня в Москве у здания Госдумы состоялся малочисленный пикет против гомофобного закона, который мог закончиться избиением пикетчиков "православными активистами", которые пришли, чтобы препятствовать протесту и поддержать принимаемый закон. В результате были задержаны только участники пикета — ни один человек из нападавших на них не был привлечен к ответственности. Полицейские объяснили это тем, что агрессивно настроенных "православных верующих" было слишком много.

История с законодательным преследованием лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, очевидно, не закончится законом 6.13.1. Председатель Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Борисовна Мизулина готовит проект концепции семейной политики, который, кроме прочего, включает в себя новые идеи по изоляции детей от представителей ЛГБТ. В частности речь идет об ограничении их возможности усыновлять детей, а так же об изъятии у них детей — как усыновленных, так, вероятно, и кровных.

Вся эта кампания происходит не только в столице — гомофобные настроения культивируются и в других городах России. В связи с этим предлагаем вниманию читателей блога Сахаровского центра диалог (http://gogol.tv/video/655#playAll) воронежского правозащитника Алексея Козлова и московской правозащитницы Натальи Юдиной, записанный в рамках проекта "Говорящие головы" в январе. Поводом разговора послужил согласованный, но сорванный местными неофашистами пикет ЛГБТ-активистов.

Юдина:. Неоднократно правозащитники, пыталась собрать какую-то информацию о дискриминации сексуальных меньшинств, но, насколько мне известно, существенных результатов эти попытки не дали, и сами ЛГБТ-сообщества тоже пытались вести мониторинг, но информации очень мало. В частности это из-за того, что сообщество закрыто, и люди, опасаясь раскрывать свою сексуальную ориентацию, как правило, с правоохранительным органами на контакт не идут.

А если какие-то представители ЛГБТ решают заявить о своей сексуальной ориентации, то это, как правило, приводит к негативным результатам. Как это было, например, с журналисткой "Новой газеты" Еленой Костюченко, которая выступила с заявлением, сопровождавшимся ее фотографией, "Почему я иду на гей-парад". И в результате она пострадала, и ее опознали именно по фотографии. Естественно, это все приводит к тому, что люди стараются не светиться. И такие случаи как в Воронеже — из ряда вон: Если уж это стало известно общественности, если это попало в СМИ, значит, это действительно случай вопиющий.

Козлов: Я был техническим куратором первого мониторинга проявлений гомофобии, который делала Московская Хельсинская группа совместно с ЛГБТ-сетью. Мониторинг не дал результатов. Именно потому что сообщество закрыто, и ЛГБТ-активистов не так уж много, а специализированных организаций, отслеживающих ситуации с геями, фактически нет. Есть несколько региональных организаций, достаточно сильных, которые этим занимаются в регионах, а в остальных регионах есть, как их можно условно назвать, активистские группы, которые и сами не очень представляют, что в регионе происходит.

А что касается Воронежа и ситуации, которая сложилась вокруг пикета, тут есть три основных аспекта: первый связан с тем, что все-таки Воронеж ксенофобский город, и он периодически эту славу вспоминает, начиная с убийств иностранных студентов, которые были в 2005, 2006 и 2007 году. Это не просто отдельные отморозки, это атмосфера в целом в регионе. Второй момент связан с тем, что на информацию о согласовании пикета против гомофобного закона немедленно отреагировали ультраправые, которые четко сформулировали свою позицию: "Мы хотим сорвать пикет". И стали организовываться для этого. То есть была понятная цель, которая объединила и футбольных хулиганов, и наци-скинхедов, и православных ортодоксов, и националистов — в общем всех. И третий момент, самый главный, — это попустительство властей. Никакие шаги не были предприняты, ни в связи с призывами сорвать согласованное мероприятие, ни в связи с угрозами организаторам и участникам. Никакие превентивные меры не были приняты, хотя информации у правоохранительных органов было достаточно.

Националисты в количестве десятков человек собрались на одной из площадей города Воронежа за полчаса до пикета, провели там инструктаж, и группами отправились на место проведения пикета. За этим наблюдали сотрудники милиции, ничего не делая. Понятно, что такая картина совершенно четко спровоцировала на насильственные действия гомофобно настроенных людей.

В самом начале пикета наиболее решительные гомофобы повырывали у пикетчиков плакаты, сломали древко от флага, затоптали флаг, опрокинули организаторов и часть участников на землю, стали избивать... И только в этот момент правоохранительные органы попытались вмешаться, вызвали ОМОН, который приехал, встал оцеплением, но это оцепление никого не спасало, потому что оно основную толпу отделяло пикетчиков, при этом группы молодых людей совершенно свободно курсировали, обходя оцепление, заходя за спину стоящим практически на проезжей части пикетчикам.

И в общем не предпринималось ничего, чтобы снизить градус накала, толпа эта стояла и начинала опять бросать снежки, бутылки уже из-за ОМОНа, забрасывая оставшихся пикетчиков. Организаторы и участники покинули место проведения.

Юдина: Да, действительно, Воронеж в 2008-2006 году был в тройке лидеров по ксенофобным нападениям, и действительно градус такого насилия и обстановки в городе был очень велик. И надо сказать, что с тех пор ситуация улучшилась, если взять в целом статистику по всем российским городам, и Воронеж занимает приблизительно такое же место как и все остальные. Это значит, что полицейским силам Воронежа удалось справиться с самыми явными отморозками. Насколько я помню, в 2008 году был осужден лидер местного НСО Румянцев, но, тем не менее, уровень бытового ксенофобного насилия никуда не девается.

Козлов: Одним из вдохновителей недавних акций был г-н Коротеев, который тоже был осужден по 282 статье. Его уже выпустили, и он как раз инструктировал ребят на площади. Они не успокаиваются и продолжают свою активность. И я согласен, что были предприняты меры, но атмосфера-то не изменилась. Просто часть людей стала аккуратней.

Юдина: Мне кажется очень важным подчеркнуть тему отношения властей, которые не только не препятствуют насилию в отношении ЛГБТ-сообщества, но и даже поощряют это. Получается цепная реакция, государство предпринимает такие законы, которые вызывают противодействие у ЛГБТ-активстов, которые вынуждены выходить протестовать против подобного рода инициатив, а это, в свою очередь, ведет к активизации ультраправых. В 2012 году от гомофобных нападений пострадало не менее 12ти человек. Точно известно, что это нападение националистов. В то время, когда в 2011 году мы фиксировали по три таких нападения.

Козлов: В Воронежском случае ГУВД немедленно выпустило пресс-релиз о том, что никаких нарушений не зафиксировано, там даже была прекрасная формулировка "Организаторы пикета не встретили поддержки со стороны жителей, поэтому пикет был прекращен досрочно". Но никаких нарушений не зафиксировано. А нападение на организатора пикета произошло до начала пикета и нападавший задержан. Теперь официально признано, что один человек задержан, но ГУВД на этом не остановилось. У них там случился сбой на сайте, и они шесть раз опубликовали заявление о том, что никаких нарушений не было. Новостная лента ГУВД 21 января из себя представляла только эту публикацию. И на этом они не остановились, и выпустили еще один пресс-релиз прекрасный, в котором они пишут, что получили благодарность от граждан города Воронежа, а именно от организации "Народный собор" и организации "Объединенный дивизион" за эффективное проведение мероприятия.

Юдина: Да-да, я видела это письмо. Там было написано "выполнившие профессиональный долг по охране общественного порядка и за "достойное поведение на пикете".

Козлов: С моей точки зрения это уже за пределами добра и зла. Я понимаю тактику, когда они не хотят признавать нарушение, но говорить о том, что они получили благодарность и ... и наци тоже проговариваются. Раньше они говорили, что "просто пришли на пикет", и так получилось, что из пикета против закона он превратился в пикет против геев и лесбиянок. А теперь прямо в комментариях в СМИ, говорят: "да, мы сорвали пикет, да, мы собираемся это делать впредь". И ГУВД радуется, что получает благодарность от этих товарищей. Разговор про обращение в полицию на этом фоне выглядит смешно.

Юдина: Насчет реакции властей — это довольно болезненный вопрос, потому что в Москве я помню, в 2008 году гей-парады вообще запрещались...

Козлов: Ну это была официальная позиция главы региона, здесь все понятно. Пока у нас нет официальной позиции главы региона. Но на данный момент господа националисты занялись выяснением личностей правозащитников и ЛГБТ-активистов, который присутствовали на пикете...

Юдина: И размещают все это в интернете на соответствующих ресурсах и с соответствующими комментариями и призывами. Рассказами и домашними адресами. Приведет ли это к активным действиям — пока непонятно. Но люди они агрессивные ... Если помечтать, то государство вполне могло бы продемонстрировать свою позицию, сексуальную ориентацию включить наряду с полом в соответствующие статьи кодексов как отягчающее обстоятельство. Но понятно, что в нынешней ситуации это, к сожалению, нереалистично. Я помню, выдвигались инициативы записать ЛГБТ-представителей хотя бы как социальную группу, можно дискутировать, что такое социальная группа, но даже это было отклонено. Это очень печально.

Козлов: Мы сформулировали некий корпус претензий официальных и правовых к произошедшему, включая разжигание ненависти и вражды к социальной группе.

Юдина: Да, но у нас социальной группой считается кто угодно, даже представители правоохранительных органов, но не ЛГБТ.

Козлов: Был прецедент признания ЛГБТ не совсем социальной группой, а уязвимой группой. Это формулировалось в одном из решений суда. Мы надеемся, что какие-то шаги будут предприняты. Потому что тут хуже всего безнаказанность.

Юдина: Мы немножко затронули тему, которую тоже, в общем, следует обсудить — поддержка русской православной церкви.

Козлов: Я видел священников, которые благословляли погромщиков во время разгонов второго гей-прайда, фотографии, видео это все подтверждают.

Юдина: Я не знаю как с этим в Воронеже, может быть, действительно впрямую на насилие и не благословляют, но тем не менее, идеологическая поддержка со стороны церкви, если говорить о лидере движения "Русские" Демушкине — его благословили на "Русский марш", по крайней мере.

Полностью видео
Подробная расшифровка беседы