+7 (495) 623-44-01
Ул.Земляной вал, д. 57, стр. 6,
Москва, 105120 Россия

Смотреть на карте

Blog

Статья
Степень падения
8 April 2013
145

Об истории с разоблачением целой серии фальшивых диссертаций и об Андрее Андриянове


В марте 2012 года директором Специализированного учебно-научного центра МГУ (ранее — физматшкола им. А.Н. Колмогорова) был назначен 30-летний Андрей Андриянов, выпускник этой школы, кандидат исторических наук, больше известный не научными заслугами, а тем, что под его руководством Студенческий союз МГУ вступил в "Общероссийский народный фронт". Это вызвало бурные протесты — письмо к ректору МГУ подписали 1,5 тысячи выпускников СУНЦ, преподавателей и родителей учащихся, в том числе несколько академиков. Однако руководство университета предпочло частично изменить форму управления СУНЦ, нежели отказаться от назначения Андриянова.

Следующий скандал разразился в ноябре, когда в электронной газете "Троицкий вариант" была опубликована апелляция в ВАК от Клуба выпускников ФМШ им. Колмогорова, потребовавших проверить правомерность присуждения А. Андриянову ученой степени кандидата наук. Проверка привела к установлению плагиата и подлогов в его диссертации, раскрытию сети по производству липовых научных работ и уходу Андриянова в отставку. Скандал, названный в интернете "Андрияновгейтом", вскрыл целый клубок проблем, связанных с вмешательством политики в науку и некомпетентным управлением научно-образовательными учреждениями.

О развитии и значении Андрияновгейта на "Gogol.tv" беседуют математик, общественный деятель Григорий Колюцкий и трейдер, член Клуба выпускников ФМШ им. Колмогорова Сергей Романчук. Видео здесь: http://gogol.tv/video/741#playAll

Григорий Колюцкий: ...Давайте поговорим об истории с разоблачением целой серии фальшивых диссертаций и об Андрее Андриянове, с чьи именем и ассоциируется в СМИ вся эта история. Насколько я помню, она началась уже больше года назад, когда выпускники интерната, Специализированного учебно-научного центра МГУ им. Колмогорова, были недовольны назначением Андриянова на пост директора. Насколько я помню, Вы активно в этой истории участвовали, расскажите, пожалуйста.

Сергей Романчук: Действительно, это назначение тогда всколыхнуло общественность и, естественно, всколыхнуло тех, кто знаком с тем, что собой представляет эта школа — в первую очередь выпускников.

...

Григорий Колюцкий: Я правильно понимаю, что до Андриянова директором СУНЦ никогда человек фактически без педагогического опыта не был?

Сергей Романчук: Относительно так, хотя можно долго спорить о том, насколько глубокий педагогический опыт был у предыдущих директоров. Если копать глубоко в историю, то формально, когда школа только создавалась, Колмогоров не был директором, он был научным руководителем. Но по сути дела все решения проходили через него и принимались им. Формально эту должность занимал некто другой. На моей памяти, а я окончил школу в 1991 году, директорами становились как минимум кандидаты наук, причем настоящие кандидаты. Как правило, это были люди с физмата с опытом не только педагогической, но и научной работы, потому что всегда позиционировалось, что школа является начальным этапом для построения именно научной карьеры. Безусловно, если посмотреть на текущий спектр выпускников, они работают в самых разных областях, например, очень многие выпускники начала 90-х гг. ушли, подобно мне, в бизнес, финансы и не работают в науке. Но идея, которая легла в основу школы — это подготовка научных кадров. И директор, даже не определяя в отличие от общеобразовательной школы вообще все в школе, все же является первым лицом и так или иначе координирует педагогическую деятельность различных кафедр (в школе, как и в университете, существуют различные кафедры — математики, химии). Директор также выполняет и представительские функции, что очень важно с точки зрения общения и с университетским руководством и другими образовательными структурами. Безусловно, он участвует и в разработке методологии, в проведении воспитательной работы, ну, всего чего угодно. И, безусловно, когда был назначен молодой человек совершенно без опыта работы по специальности, это выглядело нонсенсом. На эту тему присутствуют всяческие спекуляции. Например, Садовничий неоднократно высказался об Андриянове и указывал на его большой опыт — можно прочитать, что у него 8 лет опыта работы в школе, но нужно понимать, что это за опыт. На самом деле Андрей Андриянов просто подрабатывал некоторое время помощником воспитателя, то есть он отвечал за то, чтобы дети ночью спали, а днем выполняли домашнее задание. Когда я учился, у нас такой принудиловки не было, никто не заставлял детей выполнять домашние задания, дети это делали как-то сами.

Григорий Колюцкий: То есть я правильно понимаю, что впервые в истории колмогоровского интерната фактически начинает руководить человек, который не занимался ни наукой, ни преподавательской деятельностью, и из-за этого Клуб выпускников понял, что надо что-то делать?

Сергей Романчук: По большому счету так, хотя, если мы скажем, что он совсем не занимался наукой, это будет не совсем корректно, потому что Андриянов окончил химический факультет Московского университета с красным дипломом и, соответственно, поступил в аспирантуру, в которой он находился, по-моему, 7 лет. Мне, к сожалению, точно не известно, у меня нет бумаг на руках, чтобы понять, какие собственно позиции в университете он занимал. Однако же общеизвестным фактом является то, что в аспирантуре он учился, занимался экспериментальной химией. И вот установка, на которой он проводил свои эксперименты, в какой-то момент сломалась — это общеизвестная информация, и починить ее было невозможно. И в этот момент Андриянов переключился на более многообещающую с точки зрения карьеры и, может быть, удовлетворения его амбиций деятельность общественного лидера, переключив свое внимание на работу в студенческом союзе. Но студенческий союз тоже, надо понимать, довольно специфическая организация внутри университета, так, основная его задача быть витриной и проводником идей администрации среди студентов, то есть это такой официоз. Наиболее прямая аналогия — комсомольская организация, хотя, в отличие от комсомола, студенческий союз не является массовой организацией, то есть если посмотреть протоколы, можно увидеть, что в студенческом союзе участвовало несколько десятков человек, может быть, сотня, но что это такое на весь университет? При этом Андрей Андриянов претендовал не только на то, чтобы представлять студенчество Московского университета, не будучи уже давно студентом, но и все российское студенчество — подобные организации были созданы и в других университетах, есть Всероссийский студенческий союз...

Григорий Колюцкий: ... мне хочется поставить ударение на том, как в МГУ в наше время, в начале XXI века делается карьера. Потому что мы знаем неуспехи Андриянова — это аспирантура химического факультета МГУ, и знаем успехи — это вступление в Народный фронт на фоне, с одной стороны, митинга протеста, который устраивала инициативная группа и который был разогнан полицией, есть видео, по-моему, Грани.ру снимали. И после этого был совершенно замечательный эфир на "Дожде", где Андриянов обозвал участников Форума главного здания МГУ достаточно грубо. И кроме этого то, на что Вы так аккуратно намекнули: некоторые махинации со списками избирателей. Насколько я помню, вдвоем они с господином Загоруйко, его однокурсником, разоблаченном в том же диссертационном скандале — он был помощником проректора до недавнего времени, если я правильно помню — вот они как раз и организовывали какие-то непонятные дополнительные списки людей, которые якобы приехали на конференцию, но журналистам они не могли ответить, на какую конференцию они приехали.

Сергей Романчук: Да, это действительно так, и здесь есть два факта: первое, это материал, который до сих пор лежит на сайте "Эха Москвы", где сделан скриншот соответствующего электронного письма, в котором фигурируют фамилии Андриянова и Загоруйко, с указанием повлиять на голосование студентов (это еще были декабрьские выборы). А что касается президентских выборов, действительно, была якобы организована конференция, и, с одной стороны, студентам не давали голосовать у себя, с другой стороны, какие-то люди, которые якобы приехали на конференцию, голосовали на участке в главном здании. Эти факты общеизвестны, но почему-то наши правоохранительные органы ими не заинтересовываются.

Григорий Колюцкий: ... Кто письмо писал, кто собирал под ним подписи, сколько подписей под ним было собрано, и какая была реакция ректора, который формально назначает директора СУНЦ? Надо сказать, что формально директор СУНЦ приравнивается к декану и назначается напрямую ректором, а ректор назначается напрямую президентом, а не избирается.

Сергей Романчук: Да, здесь, с одной стороны, существует определенная коллизия, то есть к директору СУНЦ МГУ нет формальных требований, чтобы он был кандидатом наук — это не прописано, но с другой стороны, если мы исходим из того, что СУНЦ — это факультет, а это написано в его положении, его руководитель по сути дела должен быть деканом. Номинально он называется директором, и номинально к нему предъявляется та планка, которая предъявляется к декану любого факультета. И было бы как раз правильно, поскольку СУНЦ формально является факультетом Университета, привести положение СУНЦ в соответствие с положением МГУ, и должность директора заменить на должность декана, то есть поправить это в положении и соответствующие требования предъявлять. Теперь что касается письма. Это письмо было написано представителем инициативной группы МГУ. Насколько мне известно, непосредственно текст писал Артем Анисимов, вместе с которым мы рассказывали ситуацию в эфире "Серебряного Дождя". Содержание этого письма было доведено до выпускников СУНЦ через соответствующие Интернет-ресурсы, в первую очередь это группа в Facebook, где люди наиболее активно обмениваются мнениями, а также по своим каналам. И в виде документа GoogleTalk письмо получило подписи около 1,5 тысяч человек.

Григорий Колюцкий: А кто эти люди, давайте сразу уточним.

Сергей Романчук: В основном это сотрудники Университета и выпускники СУНЦ. Если брать сотрудников школы, несколько человек тоже подписали, но сами понимаете, подписывать письмо, когда ты являешься подчиненным, достаточно тяжело. Но некоторые преподаватели школы все же подписали это письмо. Верхушка этого списка, то есть люди со званиями и научными заслугами — их список опубликован на соответствующих ресурсах, например, в группе МГУ. ...

Григорий Колюцкий: ...конец мая прошлого года, вы сидите с Садовничим, еще никто в нашей стране, кроме, видимо, самого Андрея и тех, кому он заказывал эту диссертацию, не знает, что она фальшивая, вы выражаете подозрения, Садовничий вас разубеждает, и вы на этом расходитесь.

Сергей Романчук: Да, мы на этом расходимся, но мы расходимся не совсем. Как я уже сказал, были внесены изменения в структуру управления школой, и, соответственно, было предложено активным членам Клуба выпускников принять участие в управлении школой через структуру Ученого совета, что и было сделано. Несколько человек — сопредседатель Совета Клуба академик Абрамов, исполнительный директор Наталья Походня и член Клуба выпускников Надежда Алфутова — принимали затем участие в работе Ученого совета, хотя приказа об их зачислении туда я так до сих пор и не увидел. Непосредственно работа по выявлению плагиата и фальшивых публикаций, которые свидетельствовали о том, что диссертация защищена не соответствующим образом, шла сама собой. Мне, например, неизвестно, кто первый это обнаружил. Тогда была ситуация, что не могут найти работы, но это же не означает, что их нет на самом деле. Необходимо было дождаться соответствующих подтверждений от журналов, от библиотек и так далее. Где-то к осени стало понятно, что их действительно нет, и тогда был составлен запрос в Высшую аттестационную комиссию...

Григорий Колюцкий: Я правильно понимаю, что de facto работой Андриянова критически настроенные выпускники довольны не были, но Виктору Антоновичу, благодаря его политической грамотности, удалось сделать такой совет, который принимал бы то, что ему нужно.

Сергей Романчук: Безусловно, несмотря на то, что заседают в совете уважаемые ученые и организаторы, все они работают в университете, и ввиду вертикальной интегрированности и отсутствия каких бы то ни было выборов на любой ступени иерархии в университете — деканов назначает ректор, ректора назначает президент — все люди абсолютно зависимые. И в данном случае висело в воздухе, что никакой самостоятельной позиции у членов совета нет. То есть за исключением тех, кто там не работает.

Григорий Колюцкий: А тех, кто там работает — большинство.

Сергей Романчук: Три человека было на Ученом совете, которые в данный момент не работали в Университете. То есть воля ректора исполняется практически беспрекословно.

Григорий Колюцкий: Совершенно блестящая комбинация: никакой фактической работы нету, при этом большинство участников совета — свадебные генералы с академическими регалиями, и при этом они поддерживают несуществующую работу Андриянова. Прекрасно!

Сергей Романчук: Абсолютно, да. И это показывает всю сущность системы, когда люди своим именем готовы благословлять это, хотя ситуация была очевидна: очевидно, что человек работает плохо, что те факты, которые тогда уже были опубликованы в прессе, сомнений не вызывают, и любой уважающий себя академик с регалиями мог бы потратить 15 минут и просто проверить — вся информация есть в открытом доступе.

Григорий Колюцкий: То есть своим голосованием они практически расстались со своей репутацией, не вникнув в детали и не поняв, какой масштаб скандала им грозит?

Сергей Романчук: Да. Меня это поразило, я, честно говоря, до последнего не верил в то, что Ученый совет так все это проглотит, абсолютно не поперхнувшись, но реальность была такова. Там было несколько человек, которые воздержались — один или двое. Можно считать это самостоятельным мнением. Во всем остальном все это производило тягостное впечатление, которое подогревалось еще тем, что изложенные выше факты были распечатаны нами на нескольких страничках, это была такая выжимка, и эти материалы были розданы участникам Ученого совета — мало ли, может кто-то действительно не в курсе. Но при этом заместитель проректора Михаил Загоруйко, правая рука Андриянова, бегал вокруг этого квадратного большого стола и собирал соответствующие материалы, чтобы они не дошли до членов Ученого совета. Настолько это дико смотрелось, если честно.

Григорий Колюцкий: Ну и Загоруйко попался на том же диссертационном скандале.

Сергей Романчук: Да, оказалось, что это было не чисто такое дружеское поведение по отношению к своему другу и соратнику Андриянову, а как выяснилось впоследствии, у Загоруйко абсолютно схожая диссертация с точки зрения того, как она была изготовлена. Она была изготовлена под научным руководством того же самого человека — Аракеловой, профессора с факультета управления МГУ... Я, к сожалению, точно не помню, как называется этот факультет. Это один из новых факультетов, который был создан по сути дела под предшественников Андриянова. Есть факультет глобальных процессов, которым руководит Ильин — предыдущий председатель Студенческого союза...

Григорий Колюцкий: ...с точно такой же комсомольской биографией.

Сергей Романчук: Да... Вспомнил: факультет государственного управления. Так вот, у Андриянова и Загоруйко один научный руководитель, текст, по крайней мере, текст автореферата, печатался на одном и том же компьютере, что видно из соответствующих скрытых полей в MicrosoftWord, также обе работы содержат огромное количество плагиата.

Григорий Колюцкий: Переходим уже к разоблачению...

Полностью расшифровка