+7 (495) 623-44-01
Ул.Земляной вал, д. 57, стр. 6,
Москва, 105120 Россия

Смотреть на карте

Blog

Статья
Миниатюра
Вольные, или Книга Почета
24 October 2013
266

Кто и как строил Закавказский металлургический завод в Рустави.


Закавказметаллургстрой. Книга Почета Всесоюзного социалистического соревнования

В фондах музея Сахаровского центра хранится роскошная книга. Огромный формат, твердый переплет, тиснение, золото, витиеватые картуши, звезды, знамена, портрет Вождя... Чудо полиграфии называется «Книга Почета Всесоюзного социалистического соревнования». Подобные книги – специфическое явление советской культуры одного корня с переходящими Красными знаменами, благополучно дожившими до наших дней Досками Почета и другими моральными стимулами для победителей социалистического соревнования. Книга, а точнее сказать альбом со страницами-формулярами для заполнения, издан в 1945 году редакцией профсоюзной газеты «Труд» тиражом 5 тысяч экземпляров. Дизайн был выполнен Иосифом Ганфом – художником-графиком, плакатистом, автором проекта советского ордена «Мать-героиня», более известным под общим с братом Юлием псевдонимом Янг.

В соответствии с постановлением XII Пленума ВЦСПС, состоявшегося 10-15 марта 1944 года, Книги Почета предназначались для записи имен и достижений победителей социалистического соревнования внутри коллектива предприятия, которым удалось сохранить свое первенство в течение полугода. Украшенные фотографиями передовиков труда,  тщательно заполненные каллиграфическим почерком, сегодня они служат украшением краеведческих, заводских и ведомственных музеев. Наш экземпляр на этом фоне выглядит очень скромно. Несмотря на то, что эта Книга Почета принадлежала одной из крупнейших строек страны – Закметаллургстрою, в ней заполнено всего девятнадцать страниц, причем только девять оформлены, как положено, фотографиями. Сведения в нее вносились дважды – по решениям трудовых коллективов от 5 ноября 1945-го и 11 сентября 1946 года. Дальнейшее развитие социалистического соревнования на Закметаллургстрое фиксировалось, по-видимому, в другой книге, а эта, едва начатая и по какой-то причине заброшенная, сохранила память о начальном периоде стройки.

Закавказметаллургстрой. Книга Почета Всесоюзного социалистического соревнования

Закметаллургстрой (или Закавказметаллургстрой) – сокращенное название строительства Закавказского металлургического завода (точнее огромного комбината) в Рустави в 27 километрах от столицы Грузии близ одноименной станции железной дороги Тбилиси - Баку. Работы, начатые там в 1941 году, вскоре были прерваны войной, однако возобновились уже в марте 1944-го, причем в гораздо больших масштабах. По мере приближения логического конца войны, проблемы послевоенного восстановления и развития становились все более актуальными; разрушение промышленного потенциала Украины придавало особенную значимость созданию на территории страны новых центров тяжелой индустрии.

Закметаллургстрой стал крупнейшей стройки послевоенной четвертой пятилетки (1946 – 1950) в Грузии. Строятся одновременно несколько заводов, жилье, энергетическая и транспортная инфраструктура, объекты связи. И как на любой крупной стройке того времени там с самого начала использовался подневольный труд.

Уже в мае 1944 года на строительстве Закавказского металлургического завода был организован исправительно-трудовой лагерь НКВД, через год преобразованный в «образцовый». Подавляющее большинство заключенных (до 7 тысяч) составляли военнопленные – немцы и австрийцы. Помимо работы собственно на стройке в Рустави, они трудились на добыче железной руды на Дашкесанском месторождении в Азербайджане, строили несколько смежных предприятий на территории Грузии и Армении, ловили рыбу на Каспии, заготавливали лес, строили жилье, мосты и дороги. В апреле 1946-го в связи с предстоящей репатриацией военнопленных ИТЛ Закметаллургстроя был передан из подчинения НКВД СССР в МВД Грузии и вскоре прекратил свое существование.

Вольные работники остались. Социалистическое соревнование, Книги Почета, переходящие знамена, грамоты, почетные звания – это все для них, для вольных.

Закавказметаллургстрой. Книга Почета Всесоюзного социалистического соревнования

Соцсоревнование – многоуровневая система, от трудового соперничества смежных бригад и даже отдельных работников восходившая на всесоюзный уровень. В годы войны и последующего восстановления хозяйства, оно превратилось в один из основных инструментов увеличения производительности труда.

В 1946 -1950 годах отдельные коллективы строителей Закметаллургстроя несколько раз завоевывали первое место и переходящее Красное знамя победителя во Всесоюзном социалистическом соревновании, однако в целом темпы строительства отставали от запланированных. Возможно, это было связано с использованием труда заключенных. По данным историка Анны Цепкаловой, строительные управления ГУЛАГа не всегда выполняли план, а уровень производительности труда на стройках НКВД был ниже, чем на стройках гражданских наркоматов в среднем на 50%. Подневольный труд и недостаточные нормы питания вели к низким показателям дневной выработки.

Точно оценить вклад заключенных в строительство в Рустави не представляется возможным. Остается только констатировать, что завод частично вступил в эксплуатацию в 1947-м, но первая сталь там была выплавлена только в 1950-м.

Как бы то ни было, но основной вклад в строительство Закавказского (ныне Руставского) металлургического завода внесли вольные. Это из их числа выделились те девятнадцать человек, сведения о трудовых достижениях которых запечатлены в нашей Книге Почета. Им от 18 до 40 лет, и только шестеро среди них коммунисты. Большинство русские и украинцы. Их имена:

  • Константин Мефодиевич Барышев, начальник участка Ремзаводстроя;
  • Василий Данилович Горбунов, крановщик конторы строймеханизации;
  • Константин Соливерстович Гурешидзе, помощник машиниста отдела железнодорожных перевозок;
  • Георгий Васильевич Дахновский, главный инженер Ремзаводстроя;
  • Иван Юрьевич Долайчук, линейный техник конторы связи;
  • Захар Павлович Ермоленко, кузнец конторы энергослужбы;
  • Иван Прокопьевич Иванов, начальник механического цеха авторемонтного завода;
  • Михаил Ефимович Кандыба, замначальника бетонного комбината;
  • Сергей Кусумбаев, тракторист конторы строймеханизации;
  • Прокофий Иванович Лукашев, кессонный десятник;
  • Мефодий Иванович Неледва, водитель автомашины;
  • Константин Дмитриевич Папашвили, электросварщик;
  • Михаил Панфилович Пилипенко, начальник участка Ремзаводстроя;
  • Иван Иванович Плужников, бригадир по монтажу стальконструкций;
  • Ардальон Кириллович Сагинадзе, бригадир монтажно-линейных работ связи;
  • Николай Иванович Сибилев, десятник каменных  работ Жилстроя;
  • Владимир Иосифович Суровец, кузнец конторы Гужтранспорта;
  • Андрей Иванович Червоненко, электросварщик Ремзаводстроя;
  • Яков Яковлевич Шапоренко, старший прораб Сантехконторы.

Среди них есть так называемые «двухсотники» - участники движения под лозунгом «Работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт!», стабильно перевыполнявшие производственный план вдвое и более, есть даже один «тысячник» (Н.И. Сибилев), достигавший подобных невероятных показателей в ходе «стахановских вахт». Есть среди них немало рационализаторов, но в большинстве случаев передовиками труда становились люди, которые достигали перевыполнения плана за счет эффективного использования техники, экономии материалов, высокого качества работы и «уплотнения рабочего дня».

Закавказметаллургстрой. Иван Иванович Плужников, бригадир по монтажу стальконструкций

Узнать о них хоть что-то, помимо трудовых заслуг, позволяют немногие фотографии. Вот 35-летний бригадир монтажников стальконструкций Иван Плужников, член ВКП(б), пришедший на стройку в 1945-м. На военной гимнастерке ордена Красной Звезды и Отечественной войны, медаль «За оборону Кавказа» и три нашивки за ранения. Одно – тяжелое. «Товарищ Плужников новатор стройки, организовал и применил скоростной метод укладки конструкций, на котором добился выполнения норм на 366%, и обучил своему методу работы другие бригады монтажников» - таковы его достижения к концу 1946 года.

Закавказметаллургстрой. Владимир Иосифович Суровец, кузнец конторы Гужтранспорта

Еще один человек в гимнастерке – кузнец Владимир Суровец, 27 лет, беспартийный, трудившийся на Закметаллургстрое с 1944 года, снят с медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». «Товарищ Суровец, систематически уплотняя рабочий день, повышал производительность труда, добившись за первое полугодие 1946 года выполнения норм в среднем на 200 процентов. Дает отличного качества поковки. Личным примером мобилизует массу на выполнение норм выработки», - гласит Книга Почета.

Закавказметаллургстрой. Прокофий Иванович Лукашев, кессонный десятник

36-летний кессонный десятник Прокофий Лукашев, коммунист и, судя по форменным пуговицам с якорями на кителе, бывший моряк. На стройке он с 1945-го. «Его участок систематически перевыполнял производственные задания на важнейшем участке строительства моста, на кладке бетона в кессонах. Активный общественник», - записано о нем осенью 1946-го.

Однако ни тексты, ни фотографии из этой книги ничего не расскажут нам о еще одной особенности Закметаллургстроя. Во второй половине 40-х годов эта огромная стройка вблизи Тбилиси стала пристанищем многих людей, отбывших наказание по политическим статьям, но все еще пораженных в правах и лишенных возможности проживать в столице республики. Они тоже были вольными. Особой категорией вольных...

Вспоминает бывший чекист Сурен Газарян, арестованный в 1937-м и в 1947 году вернувшийся из лагерей: «... Анаида, узнав, что мне предназначено жить в Гори, сказала:

— Тебе нечего делать там, поезжай в Рустави. Все, кто возвращаются, устраиваются там на работу. Вашему брату разрешают там жить. Вот вернулась Люся Бартновская, жена Коли. Ей тоже не разрешили жить в Тбилиси. Она работает в Рустави. Там работает Мария Наниашвили — жена Косарева. Многие там. Рустави совсем рядом, час езды на поезде, и автобусы ходят.

И вот я в Рустави, в отделе кадров Закавказского Металлургстроя...».

Закавказметаллургстрой. Сурен Газарян

Там, на стройке Сурен Газарян познакомится со своей будущей второй женой – тоже бывшей зэчкой, осужденной по 58-й статье.

«Сколько было в Рустави таких обездоленных, как Марина и я, таких бесправных людей, обломков 1937 года! Много, очень много, в основном жены, мужья которых погибли. Только среди нашего близкого окружения таких было несколько десятков. Евгения Королева и Тамара Кобахидзе - жены старейших большевиков, Фаина Кудрявцева — жена Сергея Кудрявцева, Вера Кочиашвили — жена главного инженера Азнефти Матвеева, Тамара Рахманова и Тамара Гусейнова — жены крупных азербайджанских работников, Ольга Баумфельд — жена старого большевика, управляющего трестом «Чай-Грузия» Мирона Баумфельда, Тамара Кахиани — жена Михаила Кахиани, Ольга Генкина — жена наркомфина Закавказья Генкина, Мария Наниашвили — жена секретаря ЦК ВЛКСМ Косарева, Нина Айвазова — жена старого большевика Айвазова, Люся Бартновская — жена Николая Бартновского... Но разве всех перечислишь? Были и среди мужчин «счастливчики», которые в 1937 году отделались сроками и теперь приехали в Рустави».

Работа на стройке давала недавним заключенным пропитание и крышу над головой. И пусть занимаемые должности и уровень оплаты далеко не соответствовали квалификации, а иногда и реально выполняемой работе, они держались за эту работу изо всех сил. Но... «перестраховщики спохватились. Слишком уж много набралось в Рустави «врагов народа», особенно из репрессированных и вернувшихся жен. Началась бесшабашная чистка аппарата треста Закметаллургстрой и его подразделений от «нежелательных элементов». Измученных, издерганных, бесправных людей снова выкидывали на улицу. Куда деться? Где и как добыть кусок хлеба?

Строительные управления старались противостоять этим ничем не оправданным мерам. Вряд ли руководители этих управлений были чутки и доброжелательно настроены к «нежелательным элементам». Если, как люди, они понимали, что к чему, и сочувствовали им, то как начальники они обязаны были быть непримиримыми. Они неохотно шли на увольнение этих людей потому, что они, эти «враги народа», были самыми исполнительными, дисциплинированными, понимающими дело работниками и, главное, нетребовательными. Начальники управлений хорошо понимали цену этим людям и держались за них до тех пор, пока это было возможно. Но вышестоящие директивные товарищи призывали к порядку потерявших «политическую бдительность» руководителей строительных управлений».

И все же Закметаллугстрой сыграл спасительную роль в судьбе Газаряна. И не одного его. Самыми разными ветрами прибивало к Рустави людей. Бывшие «враги народа», прошедшие испытания десятилетиями лагерей, и вчерашние школьники, бывшие солдаты Рейха и воины-победители, юные и пожилые, мужчины и женщины, признанные передовики труда и те, кто ни при каких заслугах не дождался бы похвалы от начальства... «Гвозди бы делать из этих людей», - сказал поэт не о них. А из этих людей, их трудом, частицей их жизни создавались сталь, чугун, кокс, трубы, арматура...

История строительства Руставского металлургического комбината типична для историй великих строек СССР. И как всегда за громадным типичным целым стоят уникальные лица и уникальные человеческие судьбы.