Blog

Статья
«Я огорчена решением Европарламента» (комментарий газете «Форвертс»), 2003
18 September 2003
72

Е.Г. Боннэр, «Я огорчена решением Европарламента» (комментарий газете «Форвертс»), 2003

Премия им. Андрея Сахарова за свободу мысли – The Sakharov Prize for Freedom of Thought – учреждена Европарламентом в 1986 году. Андрей Дмитриевич и я тогда находились в ссылке в Горьком в полной изоляции, поэтому она учреждалась без его ведома. После освобождения Сахаров не возражал против использования его имени, полагая, что эта премия должна и будет даваться соответственно ее названию – за свободу мысли, за личный вклад словом и пишущим пером в защиту прав человека. И один раз он успел номинировать лауреата. Это был Анатолий Марченко, которому премия была присуждена посмертно. В денежном выражении она тогда была небольшая – 5000 долларов. После смерти Сахарова я неоднократно писала в Комитет по премиям, просила информировать меня о номинантах и дать мне возможность участвовать в обсуждении. И несколько раз обращалась в комитет, номинируя дважды Сергея Ковалева, дважды Андрея Бабицкого и один раз – Григория Пасько. Мои обращения со мной не обсуждались и не были приняты, хотя я, согласно завещанию Андрея Дмитриевича, – единственный наследник его авторского права, а оно включает и распоряжение именем завещателя. Я считаю это проявлением неуважения к памяти Сахарова и пренебрежением к праву как таковому. Считается, что у рядовых граждан уважение к праву надо воспитывать. В учебных заведениях вводится даже специальный предмет – «правовое образование». Но, возможно, начинать надо не со школы, а с государственных и межгосударственных образований, например с Европарламента? За прошедшие годы у меня сложилось впечатление, что иногда премия присуждается необоснованно, по остающимся неизвестными общественности сиюминутным политическим соображениям и соображениям политкорректности. В этих случаях обоснования для присуждения премии ни в коей мере не соответствуют ее названию. И чем выше денежное выражение премии, тем, опасаюсь, будет чаще так происходить. Это мое опасение относится не только к премии Европарламента им. Андрея Сахарова, которая в последние годы выросла до 50,000 евро, но и к самой престижной из премий – Нобелевской премии Мира. Такой процесс может привести к дискредитации нравственного значения премий и памяти о людях, чьи имена эти премии носят.
Премия Европарламента им. Сахарова 2003 года присуждена ООН и Кофи Аннану. Я огорчена этим решением Европарламента, так же как была огорчена решением Нобелевского комитета норвежского Стортинга, присудившего два года назад премию мира тоже ООН и Кофи Аннану.
Я хорошо отношусь к Кофи Аннану, с которым имею честь быть знакомой. Однако ООН и он лично как ее Генеральный секретарь выполняют работу, на которую их наняли объединившиеся в эту организацию государства на наши, налогоплательщиков всего мира, деньги. За должностную работу не надо, более того, на мой взгляд, нельзя давать международные премии, даже если эта работа хорошо выполняется, чего об ООН, в современном залитом кровью и взорванном террористами всех мастей мире, сказать нельзя. И при чем здесь свобода мысли, направленной на защиту прав человека? Нельзя давать премии по должностям и соответственно по рангам -президентам, министрам и прочим чиновникам, как действующим, так и ушедшим в отставку, как нельзя их давать не за свершения, а в надежде на то, что свершения последуют (трагический пример -премия мира Арафату, Рабину и Пересу). Такая раздача премий не способствует миру и защите прав человека.
Хорошо бы всем членам всех комитетов по премиям заново прочесть все статуты разных премий и вернуться к букве и духу тех документов, соответственно которым были основаны премии их учредителями.
Таково мое отношение к последнему награждению ООН и Кофи Аннана премией Европарламента «За свободу мысли им. Андрея Сахарова», и в более широком плане – ко многим международным премиям вообще.
26 октября 2003